Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»

Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Ильдар Абдульянов: «Я не люблю ошибок, все должно быть идеально»
Фото: realnoevremya.ru

Как живет и работает кардиохирург, который пересаживает сердце, делает операции на расслаивающейся аорте и заменяет сердечные клапаны в МКДЦ

Фото: Мария Зверева

Казанский кардиохирург Ильдар Абдульянов с 2006 года работает в кардиохирургическом отделении МКДЦ и с 2022 года заведует им. Он один из немногих хирургов в республике, освоивший пересадку сердца, на сегодняшний день такая операция — вершина мировой кардиохирургии. В его солидном научном багаже — кандидатская диссертация, 175 научных публикаций, из них 15 учебно-методических пособий и более сотни статей, опубликованных в ведущих медицинских научных изданиях. Он заведует профильной кафедрой в КГМА — готовит будущих кардиохирургов. Герой нашего портрета — перфекционист, не терпящий необдуманного подхода. Он уверен, что медицина — область, в которой нужно постоянно развиваться, постоянно быть в тонусе. А если ты руководитель, то и постоянно доказывать своим сотрудникам собственную состоятельность. О перфекционизме, о том, как стать хорошим кардиохирургом, и о том, что роднит кардиохирургию с теннисом — новый портрет «Реального времени».

«Я хотел работать на телевидении диктором или режиссером»

Ильдар Абдульянов — потомственный врач. Его отец преподавал в Казанском медицинском институте на кафедре патологической анатомии, работает хирургом и брат, Айдар Васылович. В детстве мальчик периодически приходил на кафедру к отцу и до сих пор помнит, как ему там нравилось. Старинное здание на улице Горького, с толстыми стенами, высокими сводами и большими окнами внушало уважение уже само собой. А еще там был огромный, богатый музей патологической анатомии. Ребенку совсем не было страшно — он был заворожен заспиртованными диковинами.

— Мне интересно было приходить, я это все рассматривал. Но, хоть с детства и был все время рядом с медициной, с отцовскими друзьями-врачами, тем не менее, о том, чтобы самому пойти в медицинский вуз, сначала не думал. Я хотел работать на телевидении диктором или режиссером. Но стояла середина девяностых: полная неопределенность, нищета и отчаянная мечта в обществе о стабильности. Поэтому отец, по факту, принял решение за меня — сказал: «Я бы посоветовал все-таки в медицинский. Нужно получать устойчивую, всегда востребованную профессию». Спорить с ним я не стал.

В 1996 году Ильдар поступил на педиатрический факультет КГМУ и начал учиться. Постепенно он понял: отец был прав. Студент учился с удовольствием, ни на секунду не пожалел о том, что встал на медицинскую стезю. Учиться было и интересно, и очень-очень сложно. Но оказалось, что это действительно его призвание, отец не ошибся. С тех пор наш герой уверен: в том, как складывается жизнь и судьба детей, есть огромная роль родителей.

— Сейчас, преподавая на кафедре в КГМА, я всем говорю, что когда ты учишься — приходится чем-то жертвовать. У нас в институте самым сложным курсом был третий. И весь третий курс я больше никуда не ходил: строго дом — институт — дом. Был весь в зубрежке, в науке, в учебе.

Юноша хотел стать абдоминальным хирургом: на последних двух курсах часто ездил в 13-ю горбольницу, когда там дежурил его старший брат Айдар. Помогал докторам, смотрел, что да как. Сейчас, конечно, совсем другое время: студенту, чтобы попасть в больницу и увидеть операцию, нужно пройти больше «кордонов». А тогда такие стремления поощрялись. На 6 курсе Ильдар Васылович сделал свою первую операцию — аппендэктомию.

Сейчас, преподавая на кафедре в КГМА, я всем говорю, что когда ты учишься — приходится чем-то жертвовать

В 2002-м наш герой с красным дипломом окончил медицинский университет и поступил в интернатуру по хирургии в ДРКБ. А успешно ее окончив, решил, что хочет развиваться дальше... во взрослой кардиохирургии.

«Каждое твое движение должно быть выверенным, каждое действие — единственным»

В Татарстане сердечно-сосудистая хирургия существовала с 1963 года, когда на базе горбольницы №6 было организовано специализированное отделение для пациентов с патологией сердца и сосудов на 12 коек. На его базе и прошел ординатуру Ильдар Абдульянов. Потом была аспирантура, а в 2010-м — защита кандидатской диссертации в области кардиохирургии.

Доктор объясняет, чем кардиохирургия отличается от других видов: здесь малое операционное поле, в котором расположены очень небольшие структуры. Работая с ними, доктор должен делать каждое движение с ювелирной точностью. Это очень тонкая хирургия. Основные операции делаются на остановленном сердце, а значит, работать нужно еще и очень быстро.

— Каждое твое движение должно быть выверенным, каждое действие должно быть единственным. Повторить, переделать уже нельзя, иначе будут осложнения. Поэтому в кардиохирургии оперировать самостоятельно начинаешь не очень скоро. Ведь на то, чтобы воспитать в себе эти навыки, заставить свои руки себя слушаться и работать быстро, нужно время, — рассказывает Ильдар Васылович.

Второй момент, характерный для кардиохирургии, — это очень высокотехнологичная область медицины. Без определенной аппаратуры, сложных технологических приспособлений и особых фармакологических препаратов она существовать не может.

В кардиохирургии оперировать самостоятельно начинаешь не очень скоро. Ведь на то, чтобы воспитать в себе навыки, заставить свои руки себя слушаться и работать быстро, нужно время
«Мы достигли высокого уровня. Мы сегодня в Казани можем всё»

За последние 10 — 15 лет кардиохирургия сильно шагнула вперед. Изменилась сама техника, тактика проведения операций. Появилось больше знаний, углубляется понимание. Один из примеров такой работы — кандидатская диссертация Ильдара Абдульянова. Она посвящена протезированию митрального клапана с сохранением фиброзно-папиллярной непрерывности. Доктор объясняет, что протезирование митрального клапана раньше проводилось так, что терялись некоторые функции структур внутри сердца, и со временем пациенту после операции становилось все хуже. Диссертация нашего героя была направлена на то, чтобы сохранять эти структуры в целости, не изменять их функциональности. И после ее защиты в Казани большую часть операций с заменой митрального клапана стало принято проводить именно так.

— Были хирурги, которые так работали и до моей диссертации. И упоминания были об этом, и научные работы. Но в медицинской науке могут пройти десятки лет от выдвижения гипотезы до момента, когда она становится нормой. За это время нужно убедиться в получении хороших результатов, выработать концепцию, как выполнять эти действия правильно, в каких случаях применять этот метод, а в каких лучше подойдет другой… Всё это наука. Моя работа доказала необходимость сохранения фиброзно-папиллярной непрерывности, описала технику сохранения структур, объяснила, как это делать и при каких условиях, — объясняет Ильдар Васылович.

Эта диссертация стала одной из вех, вкладом в развитие казанской кардиохирургической школы. Ведут научную работу и другие казанские кардиохирурги — все это не просто диссертации ради диссертаций, а работы, изменяющие ход и тактику лечения пациента к лучшему. Результатом стало то, что сегодня в Казани выполняют все кардиохирургические операции и вмешательства на сердце, которые существуют в мире, включая пересадку.

— Мы достигли высокого уровня, — говорит доктор. — Мы сегодня в Казани можем все. Ограничение — только в финансировании и квотах.

Ильдар Абдульянов — и ученый, и доктор, и преподаватель. Говорит, что особенно выделить какую-то из этих трех ипостасей не может, любит все три, и без научной части себя не представляет — ему это интересно:

— Я такой человек, что заниматься одним и тем же мне становится скучно. Я хочу большего, интересного. Чтобы не стоять на месте и развиваться в нашей науке, ты постоянно должен что-то читать, изучать, сам писать научные статьи. Усовершенствовать свою хирургическую технику, развивать тактики, углублять познания.

В медицинской науке могут пройти десятки лет от выдвижения гипотезы до момента, когда она становится нормой
«Это не цинизм. Это профессиональный подход»

Несмотря на немалую административную нагрузку, Ильдар Васылович продолжает оперировать, работать с пациентами, он востребованный хирург. Говорит, что, в первую очередь, ставит перед собой задачу сделать успешную операцию. Старается не вдаваться в эмоции вместе с пациентом, не погружаться в его жизнь. Даже если человек этого ждет от доктора. Если будет нужно, хирург побольше с ним пообщается после операции, но сначала нужно сделать главное дело.

По наблюдениям нашего героя, примерно половина пациентов и их родственников не особенно интересуется тем, какая именно операция ему предстоит. Дальше абстрактной фразы «операция на сердце» такие люди не идут, не понимают, что именно с ними будет происходить. Такая низкая медицинская грамотность доктора расстраивает:

— В «Гугле» все хороши, но когда речь заходит о твоем собственном здоровье, не каждый считает нужным попытаться разобраться с тем, что, зачем и как будут с ними делать. По-моему, пациент должен об этом спросить. Но многие не интересуются этим, не задают вопросов, не представляют себе всей степени сложности того вмешательства, которое мы проводим. Такое нежелание вникать в собственное здоровье расстраивает, в этом есть некоторая безответственность. Ведь успех в лечении лежит не только на плечах медиков, многое зависит от самого пациента.

Но если уж пациент начинает спрашивать у Ильдара Васыловича подробности и он видит в нем благодарного слушателя — объясняет подробно, вдумчиво. Признается: ему самому становится интересно рассказывать человеку, что к чему.

Кардиохирург редко, но неизбежно сталкивается со смертью: такова уж его специальность. Наш герой рассказывает, как переживает такие моменты:

— Я каждый раз говорю себе: «Не эмоционируй! Не думай над личностью пациента в такие моменты, воспринимай его именно как пациента. Не давай эмоциям взять верх!» Но всё равно — думаю. Потому что мы не боги. Правда, пытаешься это отогнать, потому что это будет мешать твоей работе. Завтра у тебя другой пациент. Чем он виноват в том, что сегодня случилась трагедия? И это не цинизм. Это профессиональный подход.

Как заведующий отделением, Ильдар Абдульянов старается брать на себя самые тяжелые случаи, включая те, где шансов, по всем прогнозам, не очень много. За последние три года таких запоминающихся случаев было три. Доктор говорит: он знает, на что идет, понимает, насколько тяжело будет. Но в медицине есть определенные установки, рекомендации и инструкции, что делать и на каком этапе.

— И в этих инструкциях не прописано: «Если ты предполагаешь, что пациента все равно не спасти, тогда не делай этого». Такого в медицине не бывает, быть не может! Есть показания, ты берешь пациента и работаешь с ним, хотя видишь, что можешь его потерять. Но все равно пытаешься изменить судьбу. Нередко это получается!

Есть показания, ты берешь пациента и работаешь с ним, хотя видишь, что можешь его потерять. Но все равно пытаешься изменить судьбу
«Когда я был начинающим врачом, я даже представить себе не мог, что буду пересаживать сердце»

Легких случаев к нему не поступает, как заведующий отделением наш герой берется за сложные ситуации, над которыми нужно подумать, в которых нужно особенное мастерство и ответственность. Это, например, операции по патологии аорты (аневризмы, расслоения). Сейчас активно занимается мини-инвазивной кардиохирургией — протезированием и пластикой сердечного клапана через малые разрезы:

— Можно сделать операцию через маленький разрез, способом боковой торакатомии. Это менее травматично, для пациента гораздо быстрее проходит реабилитация, и шрама большого на груди не остается. Хотя, конечно, для хирурга такая операция гораздо сложнее, чем классическая срединная стернотомия. Но в основном я стараюсь делать такие операции.

В отделении, которым с 2022 года руководит Ильдар Васылович, занимаются многими видами сердечно-сосудистой хирургии: протезированием и пластикой сердечных клапанов, расслоением и аневризмами аорты, тромбоэмболией легочной артерии, врожденным пороком сердца у взрослых людей, имплантацией кардиостимуляторов, радиочастотной аблацией и криоаблацией… А еще пересадкой сердца.

На сегодняшний день по числу трансплантаций сердца Татарстан третий после столичных центров — Шумаковского и Алмазовского. С начала года в МКДЦ было сделано уже 9 пересадок, а за минувший год — 26. Начинали с 2011 года, и тогда делали единичные операции. Прогресс начался в 2022-м Сначала Ильдар Васылович ассистировал при таких операциях, теперь является одним из основных трансплантологов клиники,

— Раньше, когда я был начинающим врачом, я даже подумать, даже представить себе не мог, что буду пересаживать сердце, — признается хирург.

В МКДЦ оперируют пациентов из Татарстана, и в случае трансплантации сердца основная загвоздка обычно в поиске подходящего донора. Чтобы его подобрать, как рассказывает доктор, нужно пройти много моментов — и клинических, и организационно-административных. Плюс к тому, донорское сердце должно быть оптимальным. Есть требования и к реципиенту: например, ему должно быть не больше 65 лет.

На сегодняшний день по числу трансплантаций сердца Татарстан третий после столичных центров — Шумаковского и Алмазовского. Дмитрий Резнов / realnoevremya.ru «Больше всего люблю, когда сложная операция идет как по маслу»

Если взять всю хирургическую нагрузку Ильдара Васыловича, то получается, что в среднем он сам выполняет по операции в день. Нагрузка бывает разная: например, перед майскими был поток пациентов с патологиями аорты.

На стене кабинета у доктора висят многочисленные грамоты и благодарности, подтверждения премий. Среди них — национальная премия «Ак Чэчэклер» в номинации «Уникальный случай» за 2016 год. Интересуемся: а что это был за случай?

Тогда в отделение поступила двадцатилетняя девушка с выраженной митральной недостаточностью на фоне эндокардита. Состояние у нее было декомпенсированное, но ее сразу же забрали на операционный стол. В этом и была уникальность случая: у молодой девушки к тому моменту уже фактически отказывали все органы. Но на этом фоне хирурги провели ей сложную кардиохирургическую операцию по замене сердечного клапана, поставили биологический протез — и она выжила. Выбрали именно биологический протез, потому что если было бы решено сразу ставить механический клапан, ей пришлось бы пить антикоагулянты. Это, в свою очередь, затрудняет беременность и роды, которые были в планах у девушки. К сожалению, биопротез клапана долго «не живет», зато дает женщине спокойно прожить определенный промежуток времени, родить ребенка. Потом ставится механический клапан (и в описываемой ситуации впоследствии так и поступили: пациентка родила, а после этого кардиохирурги сделали новую операцию).

Кстати, случай этот доктор долго вспоминает: говорит, не стремится запомнить, за что его наградили в том или ином случае.

— Не знаю, хорошо это или плохо, но когда я делаю свою работу, я не думаю о том, что за нее могу получить какие-то лавры. Я просто думаю о том, как сделать ее хорошо. Я понимаю, что спасаю жизни, но не готов ходить и выставлять это напоказ. Мне это не нравится. Я, скорее, получаю личное, эмоциональное удовольствие. То самое сакраментальное моральное удовлетворение, — говорит Ильдар Васылович.

Кстати, а на наш традиционный вопрос о том, что больше всего доктор любит в своей непростой работе, он отвечает:

— Больше всего люблю, когда идешь на какую-то очень сложную операцию, а она как по маслу идет, образно выражаясь.

Когда я делаю свою работу, я не думаю о том, что за нее могу получить какие-то лавры. Я просто думаю о том, как сделать ее хорошо
«Именно неотложная хирургия дала мне главные навыки, которыми я владею»

На просьбу вспомнить случай из практики, оказавший на нашего героя наиболее сильное моральное влияние, он, состоявшийся, успешный хирург МКДЦ, вспоминает свою интернатуру по детской хирургии в ДРКБ — как проводил в перевязочной манипуляции малышам с фурункулами, панарициями и другими болезненными вещами. Говорит, до сих пор с содроганием вспоминает те моменты — детей, переживающих сильную боль, ему было очень жаль. Потому, видимо, и не остался в «детстве» — всё же хотел работать со взрослыми пациентами.

Эмоциональных воспоминаний много. Например, первая трансплантация сердца, сделанная самостоятельно. Или операция на аортальном клапане — у пациента была патология, сочетающая аортальную недостаточность и аневризму восходящего отдела аорты. В таких случаях обычно удаляется аортальный клапан. Но есть случаи, когда клапан можно сохранить.

— Это сделать очень сложно — большой объем точных манипуляций в очень узком операционном поле. Я видел такие операции, читал о них, слышал, и вдруг в какой-то момент понял, что могу такое сделать. Взял учебник по кардиохирургии, прочел, как делать все этапы — пошел и сделал. И это было огромное впечатление для меня самого! — признается Ильдар Васылович.

Кстати, прежде чем прийти в кардиохирургическое отделение МКДЦ, доктор больше 6 лет отработал абдоминальным хирургом в неотложке 6-й горбольницы. Той самой, где проходил ординатуру. Наш герой уверен, что этот опыт дал ему бесценную хирургическую практику и «поставил руку»:

— В неотложке невозможно ни к чему приготовиться заранее. Тебе привозят пациента, ты должен экстренно принимать хирургические решения. Думаю, что именно те навыки, полученные там, сделали меня тем, кто я есть сегодня. Сейчас, кстати, я замечаю иной подход: ординаторов не допускают в операционную, как раньше. Да и сами они стали пассивными. Никто не хочет дежурить в больницах, всем сразу большие деньги подавай. А мы ходили на дежурства и бесплатно там оперировали. Я хотел, чтобы у меня были «хорошие» руки и все дни, когда принимала наша неотложка, шел туда специально, чтобы получить знания и умения. Два раза в неделю дежурил, на протяжении нескольких лет. В итоге именно неотложная хирургия дала мне главные навыки, которыми я сейчас владею: способность быстро принимать решения, быстро и точно делать операции, а главное — понимать, что делаешь.

Доктор вспоминает случай из того, «абдоминального» периода своей карьеры, в котором приходилось делать все — и грыжи, и аппендициты, и даже гинекологические операции. В новогоднюю ночь в «неотложку» привезли молодую женщину с симптомами «острого живота». Дежуривший в те сутки Ильдар Васылович принял ее и обнаружил внематочную беременность. Нужно было срочно делать операцию. Ему посоветовали сделать все лапаротомически — через разрез на животе. Но молодому хирургу стало жаль пациентку, и он сделал все лапароскопически, через несколько проколов.

«В неотложке невозможно ни к чему приготовиться заранее. Тебе привозят пациента, ты должен экстренно принимать хирургические решения». Максим Платонов / realnoevremya.ru «В нашей профессии ты всю жизнь что-то кому-то доказываешь: себе, окружающим, обществу»

В МКДЦ наш герой перешел в 2006 году, сразу же, как центр был открыт. Стал здесь кардиохирургом, но еще около двух лет ходил дежурить в «шестерку». Сегодня, через 18 лет после первого своего появления в отделении, Ильдар Абдульянов уже его заведующий. Признается: руководить — непросто.

— Но на самом-то деле, всё сложно, если так посмотреть. И руководить, и оперировать, и статьи писать, и машину водить. Жить вообще сложно, — философствует хирург. — Важно правильно ко всему относиться.

Ильдар Васылович рассказывает: руководителю важно, во-первых, выстроить отношения с коллегами, обязательно, чтобы было взаимное уважение. Во-вторых, чтобы по праву быть лидером, нужно постоянно доказывать свою компетентность, быть профессионалом высочайшего класса. Доктор делает сложные клапаносохраняющие операции, пересаживает сердце, недавно стал делать аритмологические операции, ввел в рутину многие передовые методики из мирового опыта.

— Чтобы сохранять уважение коллег, ты должен постоянно доказывать, что ты хороший хирург. Вообще, в нашей профессии ты всю жизнь что-то кому-то доказываешь: себе, окружающим, обществу. Если ты к этому не готов, медицина будет тебе в тягость. Ты будешь бесперспективным, неудачливым, без развития, — объясняет доктор.

Третье правило хорошего руководителя, по версии Ильдара Абдульянова, — умение правильно принимать решения. Он убежден, что действия и решения на руководящем посту, надо предпринимать, сначала представив себя на месте подчиненного. Путь развития отделения его заведующий должен проходить так, чтобы это было естественно и удобно для всех, кто в нем работает. Надо взвесить все принимаемые решения, как они выглядят с разных сторон, и уже потом воплощать их в жизнь.

— Я вообще считаю, что любой успех — например, в администрировании — должен быть без сопротивлений. Но чтобы так получилось, ты должен сперва обдумать все моменты и предотвратить осложнения. Я не люблю ошибок, все должно быть идеально, — признается доктор в своем «синдроме отличника».

В нашей профессии ты всю жизнь что-то кому-то доказываешь: себе, окружающим, обществу. Если ты к этому не готов, медицина будет тебе в тягость
«Я делаю операцию, и руки будто сами плывут в каком-то ритме»

Ильдар Васылович объясняет, как готовится к операции: продумывает вмешательство каждый раз. Идет по четкому плану, в котором старается предусмотреть всё. Рассказывает: даже если аналогичную операцию делал уже несколько сотен раз, все равно автоматически прокручивает в голове, что будет сейчас происходить. Пока готовится — переодевается, моет руки — проговаривает про себя все этапы, продумывает, что будет делать, если на каком-то из шагов что-то пойдет не так. Он приучил себя так действовать и работать, и теперь, как сам признается, даже не замечает, как мозг автоматически продумывает действия и услужливо выдает оптимальный вариант.

Отец действительно был прав: из нашего героя вырос большой хирург, с прирожденным талантом:

— Я делаю операцию, и руки у меня будто сами плывут в каком-то ритме. Одно время я занимался большим теннисом, и тренер мне говорил: «Чтобы хорошо отбить мяч, ты не должен об этом думать. Твои мышцы сами должны это делать». Но чтобы это было так, нужно потратить много времени и сил. Вот и в хирургии примерно то же самое: многие действия происходят на мышечном уровне. Но чтобы этого добиться, ты должен миллион раз заставить свои руки выполнить эту работу.

«Во врачевании быстрых денег не бывает!»

С 2018 года наш герой заведует кафедрой кардиологии, рентгенэндоваскулярной и сердечно-сосудистой хирургии КГМА. А всего на кафедре работает уже около 12 лет. Повторяет: ему очень нравится научная и преподавательская деятельность, хоть она и занимает немалую часть времени Ильдара Васыловича. Подготовка лекций, написание методической литературы, подготовка к подаче материала — все это большой труд, направленный на то, чтобы будущие кардиохирурги поняли и услышали своего именитого коллегу.

Доктор показывает методические книги, которые пишет и издает для студентов: они хорошо оформлены, профессионально сверстаны, каждая в суперобложке, каждую приятно взять в руки. Он и здесь сдедует принципу: если что-то делать — надо делать красиво и хорошо.

Среднестатистический студент и ординатор, по его мнению, за последние пару десятков лет изменился в худшую сторону. Ильдар Васылович сетует: инфантильными стали молодые врачи, не знают, чего хотят. Доктор грустно размышляет о том, что стало тому причиной: смена парадигмы воспитания? Бесконечные гаджеты и клиповое мышление? Врач удивляется: возможности самообразования сегодня кратно выросли, с появлением современных технологий, но ими не торопится пользоваться среднестатистический молодой человек. «Вы мне придумайте, чем я буду заниматься, а я уже подумаю», — парадигма, из которой они исходят в работе и учебе. Ильдар Васылович порицает такой подход и продолжает клеймить подрастающее поколение:

— Инфантилизм есть, энтузиазма — нет, мотивации тоже нет. Чего хотят, сами не знают. Но при этом им очень нужно, чтобы сразу кто-нибудь принес им непыльную работу и большие деньги. Но ведь во врачевании быстрых денег не бывает, это отрасль, в которой ты постоянно должен расти!

Впрочем, появляются и мотивированные ребята, Как признается Ильдар Васылович, уже меняется время, идут изменения в лучшую сторону. Так что надежда на то, чтобы воспитать себе достойных продолжателей, есть.

Инфантилизм есть, энтузиазма — нет, мотивации тоже нет. Чего хотят, сами не знают. Но при этом им очень нужно, чтобы сразу кто-нибудь принес им непыльную работу и большие деньги
«Сейчас уже не возраст определяет твое биологическое состояние»

Как заведующий отделением, Ильдар Васылович должен 24 часа в сутки находиться на связи — говорит, к этому уже привык. Отдыхать все же удается: он с удовольствием занимается спортом, гуляет с друзьями, ездит на дачу, ходит в кино, путешествует… Предпочитает активный отдых и стремится к перфекционизму во всем, даже в обычной жизни:

— Сейчас уже не возраст определяет твое биологическое состояние, — рассуждает доктор. Все зависит от твоего образа жизни и сопутствующих заболеваний. Правильное питание и здоровый образ жизни — все это ведь не требует больших вложений. Нужно просто любить себя. Уважать свое тело, свое здоровье. Заниматься посильным спортом.

Нащ герой трижды в неделю ходит спортивный зал, регулярно наведывается в бассейн. А вот такой популярный ныне среди населения бег его не особенно привлекает: говорит, что бегать надо правильно, это целая наука, а он не умеет — да и не любит.

Доктор признается: он амбициозный человек, а его профессия не дает ему закостенеть, всегда держит в тонусе, в движении. Впрочем, и в ней есть ложка дегтя. И ею для нашего героя является то, на что жалуется каждый второй врач из рубрики «Портрет»: немыслимый объем документации, который приходится заполнять врачу.

На оформление документации уходит много времени, нужно быть очень внимательным. Но что делать врачу — пациента лечить или истории писать? Доктор говорит: только проверяющих служб и отделов по тому, как заполнются истории болезни, больше нигде нет — только в России. С одной стороны, за счет этого контроля у нас высокий уровень здравоохранения. Но при этом выходит, что все ложится на плечи простого врача! На Западе врач не пишет историю болезни, для этих целей нанимают отдельного человека.

— Вот и у нас в здравоохранении, я считаю, нужно вводить отдельную специальную должность для этих дел, — убежденно говорит доктор. — Но, кстати, хочу сказать, что у нас в МКДЦ с этим гораздо легче, чем во многих других клиниках. Огромное спасибо Рустему Наилевичу [Хайруллину, генеральному директору МКДЦ, — прим.ред.] за то, что у нас очень многое автоматизировано, и это сильно облегчает работу врача: ведение, выбор тактики лечения. У нас есть электронные системы для заполнения историй болезни. Раньше я полдня ходил бы, чтобы получить исследования по одному пациенту. А здесь я в электронной системе могу два десятка пациентов за 20 минут посмотреть, не вставая с рабочего места. Все исследования, все визуализации получаю онлайн, и это сильно сокращает время на принятие решения. Вообще, я очень благодарен Рустему Наилевичу, стараюсь перенять его управленческие техники и опыт. Он дает нам развиваться, всесторонне помогает и одновременно — в хорошем смысле этих слов — держит в тонусе.

Мы спрашиваем доктора, кем он видит себя через 15 лет. Он улыбается:

— Все тем же человеком. Хирургом. Преподавателем. Управленцем. Есть планы и мечты, но я не люблю их озвучивать — пусть сначала сбудутся.

Людмила Губаева

Новости соседних регионов по теме:

Бригада врачей федерального кардиоцентра в Родниках впервые получила национальную премию «Призвание».
21:55 17.06.2024 Калининградская ГТРК - Калининград
К смоленским хирургам поступил 70-летний пациент с желтухой, развившейся из-за нарушения оттока желчи.
16:30 16.06.2024 Readovka67.Ru - Смоленск
Врачи калининградского федерального Центра высоких медицинских технологий Минздрава России получили национальную премию «Призвание» в номинации «За проведение уникальной операции, спасшей жизнь человека».
20:10 14.06.2024 NewKaliningrad.Ru - Калининград
Специалисты Пензенского кардиоцентра проводят сложнейшие операции, спасают жизни людей и выводят медицину на новый уровень ежедневно.
10:45 14.06.2024 ГТРК Пенза - Пенза
 
По теме
Красной нитью через весь телемарафон проходит призыв, ставший его названием: «Вступай в армию Победы!» В эти минуты на телеканале «Татарстан – Новый век» идет 12-часовой марафон «Вступай в армию Победы.
23 июля в ряде домов в Советском районе Казани пропадет вода. Это произойдет из-за подключения участка водопровода от улицы Каспийской, 33 до водозабора «Азино» к централизованным сетям, сообщает МУП «Водоканал».
Сотрудники Управления Росгвардии по Татарстану провели встречу с воспитанниками «Гвардейской смены» на территории детского палаточного лагеря «Авангард» и рассказали о работе беспилотников.
Татарстанец, у нас одна цель – Победа - Газета Тетюшские зори Вступай в Армию Победы! Только до 31 июля 2024 года подпиши контракт на военную службу и получи единовременную выплату до 1 500 000 рублей.
Газета Тетюшские зори