Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты»

Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/
Рустам Минниханов: «Предприниматели – это как бы наши солдаты» - https://www.business-gazeta.ru/

«БИЗНЕС Online» публикует полную стенограмму встречи врио президента  РТ с  представителями делового сообщества республики

На  21  конкретный вопрос успел ответить накануне врио президента РТ  Рустам Минниханов в  ходе почти двухчасового общения с  предпринимателями в  рамках проекта «Бизнес и  власть: откровенный разговор». Среди тем  — и  частные детсады, и  парковки, и  тарифы на  электричество, и  «футбол» в  минэкономики РТ. Глава республики много шутил, но  почти каждую проблему взял на  карандаш, жестко раскритиковав проигнорировавших встречу министров.

 

«НЕ  ВСЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ, Я  ДУМАЮ, « НАТРЕНИРОВАНЫ »  НАГУМАНОВЫМ»

Встреча врио президента РТ  Рустама Минниханова с  предпринимателями началась с  его приветствия собравшимся:

—  Понятно, что какая-то форма общения должна быть, и  мы  нашли такую форму, ее  надо развивать. Хотя в  той информации, которую я  получаю, пишут, что все это заглохло, что от  этого толку нет. Но  я  думаю, что толк все равно есть и есть, наверное, большие ожидания. Некоторые предприниматели думают, что вот пришли, начальнику вопрос задали и  проблема решилась. Знаете, мы  же тоже должны иметь какую-то прямую информацию. Ведь не  только в  масштабах республики проблемы решаем, многие надо решать на  федеральном уровне. И  та  информация, которую мы  получаем, очень важна для нас, и  мы  ее  используем как для своей работы, так и  для работы с  федеральным центром. Второе: такая форма привлекает к  этой работе и  наши муниципалитеты. Главы тоже должны, обязаны как-то соответствовать этим вызовам, не  говоря о  наших министрах и  о  наших структурах. То  есть я  уверен, что системная наша работа, может быть, не  резко, но  даст свои положительные результаты.

Понятно, что здесь фильм Тимур ( Тимур Нагуманов  —   уполномоченный при президенте  РТ по  защите прав предпринимателей   — прим. ред .) делал ( перед началом встречи показали видеоролик  — прим. ред. ), чтобы немножко похвалить нас. Мы  это как аванс принимаем, приятно, конечно, но  нам много надо еще изменить. Потом  вы со  своими ожиданиями тоже должны понимать: мы  примерно те  же люди. Я  сижу здесь сегодня, а  мог  бы сидеть там, а  кто-то из  вас  — сидеть здесь. Ставьте себя в  мое положение и  на  некоторые ваши вопросы постарайтесь представить, как  бы вы  эту задачу решили. То  есть начальник, который здесь сидит, в  моем лице, министр или какой-то федеральный наш служащий,  — они ограничены в  финансовых ресурсах, в  законодательных и  нормативных актах, но  мы  поэтому и  работаем, нам надо совершенствовать наши отношения. И  самое главное  — у  вас должна быть площадка, где вы  можете заявить о  какой-то инициативе, о  какой-то несправедливости. Прокурор сидит здесь, рядом. Не  все предприниматели, я  думаю, «натренированы» Нагумановым. Есть, наверное, самодостаточные, которые могут что-то и  неудобное сказать. Но  ничего, я  даже сегодня говорил: нам, чиновникам, раз уж  ты  решил в  своей судьбе служить своему народу  — району, городу, республике, стране, значит, ты  должен воспринимать любую критику. Конечно, когда она необъективна, это немножко обидно. Но  многие вещи, о  которых говорят, имеют основания для этого. Поэтому мы  должны слушать и  принимать решения.

 

Я  хочу сказать, Тимур, ты  молодец, что нашел такую форму и  продолжаешь эту работу. Ведь можно два раза, три раза что-то пообещать, а  в  четвертый раз это уже не  скажешь. Это и  нас подтягивает. То  есть наша реакция должна быть быстрой и  конкретной. И  вашу идею в  части создания совета при президенте, чтобы эта система работала более планомерно, я  тоже поддерживаю. Асгат Ахметович ( Асгат Сафаров   — руководитель аппарата президента РТ  — прим. ред . ), вместе с  коллегами надо найти форму, как этот совет будет работать, кто будет там. Надо, наверное, какую-то систему ротации сделать, чтобы туда вошли не  только приближенные предприниматели, но  и  представители разных территорий, разных видов бизнеса. Этот момент  мы, конечно  же, возьмем в  работу, если вы  не  возражаете. (Аплодисменты.)

У  вас есть какие-то вопросы, пожелания, предложения... Я  готов выслушать... Я  не  один, я  тоже такой  же человек, как и  вы, на  все не  могу ответить. Мои коллеги здесь, на  что можем  — ответим, на  те  вопросы, которые требуют определенного времени и  консультаций,  — мы  тоже найдем форму и  через Тимура донесем ответ. Поэтому начинаем работу.

«МЫ  ДОЛЖНЫ ОПИРАТЬСЯ КАК НА  МУНИЦИПАЛЬНЫЕ САДИКИ, ТАК И  НА  ЧАСТНЫЕ»

Тимур Нагуманов: Да, Рустам Нургалиевич, спасибо! Я  буквально несколько слов скажу... В  этот раз прием вопросов шел у  нас в  течение почти месяца. И  мы  приняли рекордное количество  — поступил 251  вопрос!..

Рустам Минниханов : табличка «Частный детский сад»

Вопрос:  Добрый день, здравствуйте, Рустам Нургалиевич. В  первую очередь хочу поблагодарить вас за  внимание, за  вклад в  развитие детских садов в  нашей республике. Мы  это видим, чувствуем. Бик зур рэхмэт сезгэ! И  сегодня у  меня к  вам два небольших вопроса от  имени всех коллег, от  руководителей частных детских садов. Первый  — это возможность увеличения субсидий на  ребенка. И  второй вопрос  — учет педагогического стажа в  частных детских садах.

Я  разъясню по  первому вопросу: на  сегодняшний день на  одного ребенка субсидия составляет 2  300 рублей  и, к  сожалению, не  покрывает расходы на  закупку учебных материалов, на  зарплату педагогического коллектива. В  этом году в  среднем на  30-50 процентов повысились цены и  на  учебные материалы, и  на  канцтовары, и  на  питание. И  чтобы не  пришлось поднимать ежемесячную цену и  не  перекладывать все на  родителей, убедительная просьба к  вам: если есть возможность, рассмотреть эту нашу просьбу-вопрос.

 

И  второе  — это учет педстажа. К  сожалению, на  сегодняшний день во  всех детских частных садах Татарстана и  России не  учитывает педагогический стаж коллектива. В  новом законе «Об  образовании» внесены изменения, что некоммерческие организации имеют право вести образовательную деятельность, а  в  постановлении правительства России 2002 года этот пункт не  изменен. В  списке тех учреждений, в  которых действительно учитывается педагогический стаж, стоят только дошкольные образовательные учреждения, то  есть некоммерческие образовательные организации, а  частные детские сады не  вошли. И  это большая беда, потому что есть хорошие кадры, мы  их  пытаемся пригласить, а  они задумываются, потому что педстаж не  идет в  частных детских садах. Вот возможность обратиться с  этой просьбой в  правительство России, решить...

Р.М.: Я  думаю, вопрос второй попроще. В  моем понимании разницы нет  — в  государственном садике работать, в  муниципальном, в  частном  — разницы не  должно быть для стажа. Может быть, на  самом деле это какая-то поправка, может, кто-то меня поправит.

Задавший вопрос: —  Рустам Нургалиевич, чтобы была возможность по  аналогии с  законом «Об  образовании», чтобы внесли в  это постановление...

Представить минобраза РТ: Действительно, к  сожалению, подзаконный нормативный акт немножко отстал от  основного федерального закона. Но  этот вопрос решаем с  министерством образования, мы  отработаем его. Мы  подготовим предложение.

Р.М.: Давайте мы  подготовим обращение в  этой части. Я  считаю, что ваша просьба обоснована... Вообще, мы  должны понимать, что нам без разницы, мы  должны опираться как на  муниципальные садики, так и  на  частные.

В  части субсидий  — там есть нормативы, которые утверждены, я  сейчас не  могу сказать, много или мало. Но, как вы  помните, этого вообще не  было, это появилось недавно. Мы  услышали, надо посмотреть, насколько и  что можно сделать. Но  с  другой стороны, частный садик предоставляет больше услуг и  более качественные, поэтому родители тоже должны быть готовы заплатить побольше. Тем не  менее, мы  считаем, что это тоже наши дети, и  субсидии мы  даем  — в  какой мере и  как, я  думаю, что мы  в  работу возьмем, и  вам потом сообщим. А  то, что персонал, который работает в  ваших частных садах,  — это те  же люди, которые воспитывают наших детей, думаю, что мы  сумеем этот документ принять.

Задавший вопрос: Вам спасибо скажут не  только республиканские частные детские сады, но  и  по  всей России, потому что это общая проблема!

Р.М.: Пожалуйста. Это тема для всех.

НАЧАТЬ РАЗРАБОТКУ ПРОЕКТА ПО  ПРОИЗВОДСТВУ СПОРТИВНОЙ ОДЕЖДЫ В  РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН

Р.М.: Вот девушка там сидит, у  нее тема  — одежда. Пожалуйста.

Татьяна Федорова: Рустам Нургалиевич, мы  провели после нашей первоначальной встречи по  школьной форме очень хорошую работу  — и  с  главами администраций, и  с  мэрией. И  хорошие результаты дала школьная форма. Но  у  нас в  структуре есть и  трикотажные предприятия, которое занимается пошивом трикотажных изделий. Мы  провели такую аналитику: мы  5% выпускаем только своей спортивной формы, 95  процентов завозим из-за пределов Республики Татарстан. У  нас такое предложение, потому что один бизнес (в  основном это маленькие предприятия) не  осилит такую возможность,  — подключить те  структуры, которые пропагандируют спорт у  нас в  Республике Татарстан и  продвигают этот спорт совместно с  бизнесом. И  начать разработку проекта по  производству спортивной одежды в  Республике Татарстан. Это и  увеличение количества рабочих мест...

 

Р.М.: Давайте так. Я  же не  против. Нужны конкретные ваши предложения... Здесь проблем нет. Как сделать так, чтобы наши предприниматели эту спортивную одежду изготавливали, а  мы  как-то, если цена и  качество подходят, постарались, чтобы ее  покупали для наших школьников...

Татьяна Федорова : Дошколят. Начиная с  дошколят, потому что мы  уже начали эту работу со  школьными учреждениями. Это действительно востребовано. Но  охватить весь объем без помощи власти, минобразования и  министерства спорта будет довольно затруднительно.

Р.М.: У  вас есть спортивная одежда, которую можно показать?

Татьяна Федорова : Да, есть, мы  ее  показываем на  встречах, но  нам хотелось  бы, чтобы это больше пропагандировалось...

Р.М.: Надо было показать. Вот августовская конференция была, мы  бы там все посмотрели. Почему не  выставили на  августовской конференции? Давайте договоримся таким образом. Может быть, у  нас будет какое-то совещание с  главами, мы  выставим, сделаем показ этой формы. И  министерство образования должно этим заниматься, минспорт. Минспорт где? А  где ваши министры? Асгат, где министры? Плохо! Не  надо было отпускать в  командировки министров... Договорились, мы  найдем какую-то форму, чтобы вы  презентовали.

ПРОШУ ВСТРЕТИТЬСЯ СПОКОЙНО ИЛИ С  ВЫЕЗДОМ НА  МЕСТО, ПОТОМ МНЕ ДОЛОЖИТЕ, К  ЧЕМУ ВЫ  ПРИШЛИ

Р.М.: Вон там, далеко, табличка «Кафе». Девушки, у  нас.

Вопрос: Добрый день! Такой вопрос  — у  нас Новошешминский район, село Ленино, Азеево. Это как ехать в  Альметьевск, федеральная трасса Казань  — Оренбург проходит по  населенному пункту. У  нас работают 5  предпринимателей на  этой трассе  — кафе, придорожный сервис. Возникли проблемы по  поводу примыкания парковочных площадок с  Волго-Вятским автодором. Он  требует полосы разгона-отгона, что противоречит федеральному закону об  автомобильных дорогах.

 

Р.М.: Все понятно. Мингазов (Мингазов Илдар Галяутдинович  — начальник ФКУ «Федеральное управление автомобильных дорог Волго-Вятского региона Федерального дорожного агентства») здесь?

Мингазов: —  Юридически объясню, Рустам Нургалиевич. Здесь немножко не  совсем так. Это федеральная собственность, федеральная трасса третьей категории. Это не  населенный пункт, поэтому принимаются СНИПы, относящиеся именно к  автомобильным дорогам, и  нормы градостроительного кодекса здесь неприменимы. Поэтому абсолютно правильно Волго-Вятский автодор предъявляет требования, эти требования действительно по  безопасности необходимы, потому что там транзитный поток, и  всегда есть проблема совершения аварий.

Задавшая вопрос: Но  на  этой  же трассе много кафе стоит, к  которым нет таких требований. И  это земля муниципального округа, новошешминская это земля. Там просто придорожная полоса у  них... А  вообще по  этой трассе много кафе. Почему к  одним требования  — одни, а  к  другим  — другие?

Мингазов: Требования ко  всем одинаковые.

Задавшая вопрос: Ну  нет, получается не  так!

РМ: Хорошо, давайте не  будем сейчас перепалку устраивать. Как раз министр здесь, Мингазов здесь. После нашей встречи я  прошу встретиться спокойно или с  выездом на  место, или здесь переговорить, потом мне доложите, к  чему вы  пришли. Если есть нормы, если мы  не  нарушаем закон... Мы  же и  про безопасность должны думать, и  есть законодательство, нормативы. Если имеются какие-то формы, пожалуйста, мы  поддержим вашу позицию... Я  не  специалист в  этом, вы  останетесь, у  вас свои аргументы, у  них  — свои, потом Тимур мне доложит.

Т.Н.: Рустам Нургалиевич, на  самом деле эта тема по  дорогам актуальная, у  нас вот есть здесь предприниматель, который эту тему также представляет, Абдуллин Анвар Абдулхакович. Может быть, по  его теме аналогичное поручение сразу? С  министерство транспорта разобраться?

Р.М.: Хорошо.

Т.Н.: Только здесь уже трасса М7. Ситуация чуть более сложная, но  тем не  менее...

В  ТАТАРСТАНЕ 270  ТЫСЯЧ ВЕЛОСИПЕДОВ

Р.М.: А, велосипеды-велосипеды...

Ильдус Янышев: Добрый день, Рустам Нургалиевич. Ильдус Янышев, координатор союза велосипедистов города Казани. Я  к  вам обращаюсь от  лица тысяч велосипедистов Татарстана. Почему такая цифра? Потому что официально, согласно исследованиям петербургского НИИ транспорта и  инфраструктуры, в  Татарстане зафиксировано 270 тысяч велосипедов. Из  них 135 тысяч находятся в  Казани. Ежегодный прирост продаж велосипедов составляет до  30  процентов в  различных городах. Вообще вопросы велосипедизации стали национальными проектами большинства европейских и  уже азиатских стран. Даже в  таких странах, как Финляндия, Швеция, Норвегия доля транспортных перемещений граждан на  велосипедах составляет 10  процентов от  общего числа транспортных перемещений. Но  ситуация в  Татарстане на  фоне всей России остается достаточно плачевной. В  частности, в  Москве уже 150 километров велодорог сделано, планируется 500. В  Петербурге в  наличии 100 километров велодорог. Даже в  таком городе, как Ижевск, 30  километров построено. Башкиры запланировали 150 километров велодорог, 30  имеются в  наличии. Я  прошу разработать республиканскую программу велосипедизации и  поставить вопрос о  создании национальной программы развития велосипедного движения в  России с  определением бюджетных полномочий субъектов федерации, муниципальных образований. А  также внести изменения в  градостроительный комплекс, который обязывал  бы муниципальные образования рассчитывать велосипед как транспортную единицу, потому что количество велосипедистов неумолимо растет. Мы  от  вас ждем обещаний по  развитию велосипедной инфраструктуры в  нашей республике. Спасибо.

 

Р.М. : Понял. Я  тоже поддерживаю велосипедное движение. Понятно, что в  некоторых странах это круглый год, у  нас в  любом случае есть некоторые ограничения по  времени, есть ограничения в  части организации дорожного движения. То  есть иногда город бывает более приспособленным. Тем не  менее, в  последние годы много сделано и  в  Казани особенно, и  в  Челнах. Я  думаю, что нам нужно строить и  велодорожки, и  создавать в  наших городах и  районных центрах места, куда можно приехать и  покататься на  велосипеде. А  ехать в  этом транспортном потоке никакого настроения нет. Вот где-то на  велосипеде, скажем, на  набережной... В  Сан-Паулу мы  были, там огромное количество велосипедистов. Там сделали парк, и  люди занимаются спортом. Есть специальные велодорожки, спокойно там ездят. Я  услышал. Но  у  нас, по-моему, Ильсур Раисович ( Ильсур Метшин, мэр Казани  — прим. ред . ), по  городу есть определенные планы  — «Миллениум», стадион... Вы  дайте свои предложения, мы  готовы эту тему поддержать. И  в  то  же время, я  считаю, что нам надо создавать места, куда  бы люди могли приехать и  воспользоваться велосипедами.

Ильдус Янышев: Это, к  сожалению, первый этап велосипедизации общества, когда так называемые рекреационные велосипедисты катаются в  парках. А  города России уже пошли по  пути создания внутригородских транспортных магистралей для велосипедистов. Вот пермяки просто сделали столбики.

Р.М.: У  вас есть материалы, дайте нам эти материалы, мы  их  внимательно изучим и  адаптируем к  нашей республике. Это не  только Казань, но  и  другие наши города, районные центры.

Ильдус Янышев: Хорошо, Рустам Нургалиевич. Ну  и  чтобы вас окончательно вдохновить на  велосипедный вопрос, можно, я  вам передам пригласительный билет в  первый в  Татарстане музей велосипедной культуры  — он  находится в  Кремле, его уже посетили и  тысячи гостей города, и  наши жители. И  они, поверьте мне, изменили свое отношение к  велосипеду после посещения этого музея.

Р.М.: Спасибо! У  нас в  Казани уже два года подряд проходит очень хорошая « Велоночь »,  которая в  «велодень» переходит. А, она уже всероссийская?

Реплика из  зала: В  этом году она уже переросла масштабы России, приехали со  своими велосипедами очень большое количество туристов.

Р.М.: Идея очень хорошая, давайте посмотрим, что можно сделать для Казани, отдельно по  республике. Я  считаю, что это и  здоровье, и  удобство. И  часть транспорта можно перевести на  велосипеды, создать условия...

«ТЫ  КАЖДЫЙ РАЗ, МОЙ ДРУГ, ПЕРЕДАЕШЬ МНЕ МАТЕРИАЛЫ И  НА  ЭТОМ СЧИТАЕШЬ, ЧТО ТВОЯ РАБОТА КОНЧИЛАСЬ»

Хайдар Халиуллин: Ассоциация предприятий малого и  среднего бизнеса Республики Татарстан, Хайдар Халиуллин. Я  вот записал свой вопрос, чтобы правильно задать. Уважаемый Рустам Нургалиевич! Конечно, наша республика лучше развивается по  сравнению с  другими регионами, кстати, недавно только в  Кирове был. Безусловно, это заслуга руководства нашей республики, и  то, что у  нас с  вами происходит откровенный разговор...

Р.М.: А  можно ваш вопрос? Вы  долго говорите, потом многие из  вас не  смогут задать вопрос. Вы  задайте свой вопрос, я  в  меру своей осведомленности и  компетенции или отвечу, или скажу: вот этот вопрос мы  поручаем туда-то.

 

Хайдар Халиуллин: У  предпринимательского сообщества есть определенные волнения, я, как руководитель ассоциации, об  этом говорю. Наша ассоциация вместе с  Общественной палатой, Академией наук, сотрудниками Торгово-промышленной палаты, общественными объединениями провели за  последнее время довольно серьезные конференции и  форумы, это в  декабре, апреле, июле. Мы  и  раньше проводили. Подготовили от  имени бизнес-сообщества рекомендации и  меморандумы. На  многие вопросы, которые здесь задают, там подготовлены уже решения в  виде рекомендаций. Отправили их  министерствам и  ведомствам, надеясь на  положительные реакции и  действия с  их  сторон. Но, к  сожалению, никаких откликов со  стороны министерств или кабинета министров не  было. Документы куда-то уходили  и, нам кажется, пропадали. Что там происходит с  нашими документами  — мы  не  знаем. На  все конференции собирались по  150  — 200 серьезных предпринимателей, и  они обсуждали, давали свои рекомендации, предложения  — и  на  этом все. Большинство предпринимателей, например, в  раздумьях: зачем проводить форумы и  конференции, если нас не  слышат. Вот ваше мнение на  этот счет.

Р.М.: Мое мнение: вы  могли это сказать своими словами, не  читать. Второе: это плохо. Значит, вашей настойчивости не  хватает. Вы  свою работу ограничиваете какими-то резолюциями, надо дойти до  конца, поэтому мы  создаем совет, пожалуйста, будем вместе в  этом совете не  только писать резолюции, а  выполнять эти резолюции вместе и  с  правительством, и  с  нашими федеральными коллегами  — со  всеми. Вы  согласны на  это?

Хайдар Халиуллин: Понимаете, у  меня материал здесь, могу передать.

Р.М.: Ты  каждый раз, мой друг, передаешь мне материалы и  на  этом считаешь, что твоя работа кончилась. Твоя работа на  этом не  кончилась, ты  каждый день за  этой бумагой должен ходить. Я  те  бумаги, которые нужны мне, никому не  отдаю, я  их  с  собой ношу в  нужный момент, в  нужном месте, и  получаю  то, что мне необходимо. А  ваша функция  — не  писать мне резолюции, а  вместе с  нами работать. Я  же поэтому говорю, понимаю, что нам нужен более тесный контакт. Поэтому мое предложение было, и  вы  его одобрили  — создать вот этот совет, и  вместе будем работать. Ты  не  обижайся, я...

Хайдар Халиуллин: Не  обижаюсь, очень приятно. Спасибо.

Р.М.: Когда вы  меня критикуете, я  же воспринимаю, вы  немножко тоже воспринимайте критику...

«ПРИНИМАЮ ВАШЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, НО  ОГРАНИЧЕН В  ДЕНЬГАХ»

Р.М. « Изобретатели»  — очень важно.

Виктор Классен : Классен Виктор Иванович, радиокомпания «Вектор», город Чистополь. Рустам Нургалиевич, во-первых, мы  вас с  нетерпением ждем четвертого числа в  Чистополе. Ну, я  Ильдуса (Янышева) хочу поддержать, потому что мы  выведем очень много народа на  велосипедах, и  я  там тоже буду, на  набережную. Я  считаю, что в  первую очередь это ваша заслуга, новая набережная, вы  ее  откроете, и  мы  на  велосипедах там вас встретим.

 

Р.М.: Мы  Халиуллина тоже пригласим, он  у  нас тоже велосипедист.

Виктор Классен : Да, давайте всех велосипедистов пригласим, потому что Ильдус уже два десанта на  велосипедах... Да, так вот, я  хочу сказать совершенно другое. То, что называется researching&development  — наука исследования и  разработки. Значит, мы, надеюсь, вас это удивит, совместно с  «Иннополисом» Чистополя покажем вам нашу новую разработку. Мы  второй раз стали резидентом «Сколково». Первый раз в  кластере «Космос», второй раз в  кластере «Биомед», медицинские технологии. Вот это как раз вам будет показано. Я  хочу сказать, что мы  сегодня, придумывая что-то новое, каждый раз идем в  Москву, или с  «Иннополисом», или с  КФУ, или с  моим родным Казанским авиационным институтом и  получаем там гранты фонда Бортникова, «Сколково»... Целый ряд, десятки других фондов, где  мы, татарстанцы, получаем гранты на  исследования и  разработки. И  мне представляется, что, если уж  мы  говорим, что Казань лучше Парижа, то  почему  же нам здесь не  сказать, что Казань может уже иметь свой мощный фонд, который выдает гранты, чтобы за  ними не  ездить в  Первопрестольную. Это первое, что я  хотел  бы предложить. И  второе: я  вчера покопался в  Госкомстате... Это к  вопросу, раз уж  у  меня тут на  табличке написали «изобретение», я, конечно, хотел, чтобы у  меня тут слово «наука» было написано, но  пусть будет «наука и  изобретение». Так вот, в  Госкомстате есть такая таблица. Уважаемая Республика Адыгея  — 4  изобретения на  миллион жителей. Хорошо. Татарстан  — 202,6 выданных патентов на  миллион жителей. Томская область  — 300  патентов. Ивановская область, что меня вообще удивило,  — 400. Петербург  — всего лишь 255. И, наконец, Москва  — 713 патентов в  год. То  есть мне все-таки представляется, что рынок, естественно, сегодня оперирует научными знаниями и  патентами так  же, как любыми другими товарами. Значит, это тоже большая часть бизнеса, интеллектуальная собственность, которая должна подвергаться бухучету и  всему прочему. Поэтому у  меня предложение, чтобы мы  создали такой фонд поддержки научных исследований, разработок, изобретений в  Республике Татарстан.

Р.М.: Понятно, понятно. Надо найти место, где быстро можно деньги получить, таких мест нет, к  сожалению ( смех в  зале ). Знаете, у  нас есть инвестиционно-венчурный фонд, но  все средства, которые были, мы  уже вложили. Я  надеюсь, что скоро у  нас будет по  «Аммонию» возврат, и  мы  сможем рефинансировать проекты... Хотя вот мы  активно и  с  фондом Бортника работаем. И  все, что есть в  Москве, мы  максимально используем. Во-первых, мы  интегрированы в  большую страну. Во-вторых, у  нас, конечно, надо более эффективно использовать этот ресурс, инвестиционно-венчурный фонд, чтобы он  привлекал деньги, он  же тоже может партнеров привлекать, там несколько у  нас совместных проектов.

Виктор Классен : Мы  сейчас начали с  ними работать, это по  их  инициативе, они сами позвонили.

 

Р.М.: Я  думаю, что знаете, вот сейчас создается новая структура, Броверман ( Александр Броверман , глава фонда Агентства жилищного развития   — прим. ред .) там планирует работу, мы  с  ним встречались, и  в  рамках ассоциации инновационных регионов  — вот мы  все говорим «малый и  средний бизнес, высокие технологии», но  оно само по  себе не  будет, туда нужны вложения. Очень важны наши университеты, научные центры. Если мы  видим университет как образовательный центр, это неправильно, это центры науки должны быть. И  мы  в  меру своих возможностей поддерживаем, то  есть мы  федеральный статус получили (КФУ), мы  два исследовательских статуса получили (КНИТУ-КАИ и  КНИТУ-КХТИ). Но  этого недостаточно. Я  в  душе с  вами согласен, но  то, что там напишут: «Дайте 10  миллиардов, мы  такой фонд создадим»... Знаете, 10  миллиардов, нет, но  у  нас есть сейчас возможность вернуть определенный объем средств из  тех инвестиций, которые были, и  направить на  эти проекты... И  находить партнеров, чтобы софинансирование было. Тот  же фонд Бортника, другие фонды, это даст больше эффекта. А  в  целом я  считаю, что это очень важный момент. Нам  же потом надо научить молодежь нашу думать. Он  не  только должен научиться, он  должен уже разрабатывать. Наш ІТ-парк, наш «Иннополис», другие наши площадки должны давать реальные продукты, которые можно будет продавать потом.

Виктор Классен : Спасибо большое.

Р.М.: Принимаю ваше предложение, но  ограничен в  деньгах.

ЖИВЯ И  РАЗВИВАЯСЬ В  РЕСПУБЛИКЕ, ДЕЛАЯ ОДНО ДЕЛО, ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО МЫ  МЕЖДУ СОБОЙ КОНКУРЕНТЫ

Р.М.: Так, «М-7». Это технопарк «М-7», частный технопарк, индустриальная площадка.

 

Руслан Халилов: Добрый день! Руслан Халилов, индустриальный парк «М-7». Рустам Нургалиевич, постараюсь кратко задать вопрос, но  он  достаточно емкий и  серьезный. В  создании индустриальных парков, Татарстан, безусловно, преуспел, здесь ситуация лучше, нежели по  всей стране. Создавались государственные либо с  государственным участием индустриальные парки, и  туда были вовлечены все серьезные республиканские начальники, и  наряду с  этим создавались частные индустриальные парки. Вопрос заключается в  том, что, так получается, что мы  попали в  некую конкурентную среду, так скажем. Живя и  развиваясь в  республике, делая одно дело, получается, что мы  между собой конкуренты. Потому что в  создании государственного парка и  наполнения его резидентами получаем мы  серьезный уровень переговоров, серьезный уровень встреч и  так далее. Что делает индустриальный парк частный? Он  делает все своими силами, таким обычным предпринимательским методом. Возможно  ли применить некий институт кураторства для того, чтобы серьезный республиканский начальник был закреплен за  частным индустриальным парком? Чтобы в  любой момент оперативно мог проконсультировать, в  нужное направление направить  и, в  общем-то, помочь в  трудную минуту частному индустриальному парку? Ведь цель нужно достичь, сейчас такое время для этого, по  себе ощущаю.

Р.М.: Идея хорошая. Конечно, для вас было  бы хорошо, если  бы вашим начальником был минфин, чтобы денег давал (смех в  зале). Это шутка, конечно. В  принципе, я  хочу сказать, что кураторство необходимо. У  нас более 40  муниципальных площадок. Многие главы этим занимаются, и  у  них есть хороший результат. Те, кто пока факультативно,  — не  получается. «М7»  — это  же Казань? Ильсур Раисович здесь, он  определит кого-то, или из  правительства кого-то определим. Ничего в  этом плохого нет, это, наоборот, хорошо. Талия Минуллина ( руководитель АИР   — прим. ред .) приходила ко  мне, она вообще предлагает вашу идею поставить на  системный уровень... Или с  проектами связать, или с  площадками. Поэтому вашу идею мы  в  ближайшее время постараемся реализовать. У  нас есть инвестиционный совет. Я  считаю, что, во-первых, будет ответственность. Во-вторых, кураторам будет тоже интересно показать результат. Для нас нет никакой разницы  — муниципальная площадка или частная. Потому что практически все наши последние парки частные. Это раньше требование было, чтобы они были государственными. Сейчас, наконец-то, федералы понимают, что этого делать не  нужно. Очень много предпринимателей, которые сегодня готовы вложить в  эти площадки, но  нужна поддержка: где-то электроэнергия, где-то дорога, где-то еще какие-то вопросы. Мы  вашу идею будем воплощать.

 

ПАРКОВКИ В  ЦЕНТРЕ КАЗАНИ: ГДЕ МОЖНО СДЕЛАТЬ  — ПОМОЧЬ

Р.М.: «Парковки».

Мария Горшунова: Рустам Нургалиевич, памятуя ваше вступительное слово, я  задам вопрос, решение которого полностью в  компетенции республики и  даже муниципалитета. В  Казани несколько месяцев работает программа муниципальных парковок. Судя по  данным сайта parkingkzn.ru, лишь только 30  процентов парковок находят своего клиента. Трафик автомобильный в  Казани очень напряженный в  центре днем, а  вечером город совершенно пуст. В  связи с  этим вопрос: нельзя  ли (ставить авто) с  7  вечера и  до  7  утра под запрещающими знаками, на  муниципальных парковках все дни недели вблизи инфраструктур малого бизнеса  — это торговля, общественное питание...

 

Р.М.: Я  могу сразу сказать, мне Ильсур Раисович об  этом говорил.

Ильсур Метшин: Я  докладываю  — по  желаниям наших представителей бизнеса, которые в  центре расположены, с  1  августа введено, что с  21.00 до  7  утра у  нас паркинг бесплатный, и  в  воскресенье так  же.

Мария Горшунова: Нет, я  про запрещающие знаки. Муниципальные парковки есть далеко не  везде. Под запрещающими знаками, хотя  бы там, где две и  больше полос и  нет движения автобусов.

Ильсур Метшин : Вот там, где мы  смогли, в  диалоге, мы  прошли. Это постоянный диалог, мы  двигаемся, но...

Р.М.: Хорошо, мы  вас услышали. Ильсур Раисович, соберите предпринимателей, пусть они дадут свои предложения, где  бы они хотели получить такое право. Комиссионно рассмотрите.

Ильсур Метшин : Пока везде в  центре хотят получить такое право.

Р.М.: Это нормально. У  них свои аргументы, у  вас свои. В  любом случае, во  многих случаях вы  найдете общее понимание. Даже сесть и  объяснить, почему это нельзя сделать,  — это уже хорошо. А  где можно сделать  — помочь. Потому что первый шаг мы  уже сделали: по  времени на  вечерний период и  воскресенье освободили. А  сейчас будем смотреть, где можно еще это сделать.

 

Ильсур Метшин : Принято, Рустам Нургалиевич.

«А  ГДЕ ФАЙЗУЛЛИН?»

Тимур Седов: Здравствуйте, уважаемый Рустам Нургалиевич. Меня зовут Седов Тимур Наильевич, я  представляю молодую профессию кадастрового инженера. С  1  января 2013 года аккредитация органов технической инвентаризации отменена, что позволило нам заниматься всеми видами деятельности, которыми ранее занималось только БТИ. У  населения и  застройщиков в  этом плане появился выбор  — сегодня любой гражданин республики может обратиться к  кадастровому инженеру и  подготовить всю документацию...

Т.Н.: У  меня просьба  — не  надо рекламировать свою организацию, только суть вопроса.

Р.М.: Я  понял, есть кадастровые инженеры, которые могут выполнять эти работы. В  чем проблема?

Тимур Седов:   Есть нестыковки в  понимании постановления правительства Российской Федерации, что не  позволяет однозначно трактовать полномочия кадастрового инженера в  вопросах проведения ими технической инвентаризации и  технического учета. В  связи с  этим хотели обратиться к  вам. Мы  с  2013 года работаем без всяких проблем, без жалоб. А  сегодня бюро технической инвентаризации рассылает письма нашим заказчикам с  информацией о  запрете нашей деятельности, как о  состоявшемся факте, что на  сегодняшний день не  соответствует действительности.

 

Р.М.: Это конкуренция. Вы  конкуренты БТИ, они тоже пытаются... Файзуллин ( Ирек Файзуллин , министр строительства, архитектуры и  ЖКХ РТ   — прим. ред .) здесь? Нет. А  где Файзуллин? На  будущее, Асгат Ахметович, я  одному министру только разрешил отлучиться. Что это такое? Хочу  — пришел, хочу  — не  пришел...

Тимур Седов: Есть некие пробелы в  законодательстве, нестыковки. Мы  хотели  бы обратиться к  вам, чтобы вы  повлияли на  сложившуюся ситуацию.

Р.М.: Куратором БТИ у  нас является министр строительства, сегодня его нет. Мы  попросим, чтобы вы  встретились, и  потом мне доложат. Я  не  возражаю, если профессиональный уровень и  качество вашей работы соответствуют тем требованиям, которые нужны. Потому что вы  готовите очень важный документ, и  на  основе этого документа выдается свидетельство Росреестром, я  правильно говорю? Поэтому мы  не  должны противиться  и, если нужна какая-то наша поддержка, то  мы  ее  окажем.

Т.Н.: Добросовестная конкуренция должна быть.

Тимур Седов: Мы  хотели предложить со  своей стороны, чтобы представитель Росреестра поучаствовал, потому что они наши контролеры. Они могут полноценно проанализировать.

Р.М.: Хорошо, на  вашей встрече они тоже будут, мы  пригласим.

Т.Н.: В  рамках совета, опять-таки, мы  будем этот вопрос отрабатывать тогда.

«Я  ТОЧНО БУДУ КУШАТЬ НА  ВАШИХ ТОЧКАХ, Я  ГАРАНТИРУЮ»

Галина Шарафутдинова ( исполнительный директор ассоциации рестораторов и  отельеров города Казани и  РТ) : Добрый день, уважаемый Рустам Нургалиевич. Вопрос о  музеях-заповедниках Болгаре и  Свияжске. На  сегодня это две жемчужины республики, мусульманская и  православная. И  встает вопрос о  предоставлении услуг питания в  данных заповедниках. Минтимер Шарипович, находясь в  Болгаре, сказал, что мы  можем многое предоставить и  показать нашим туристам, но  не  можем накормить. Представители туриндустрии согласны с  этим высказыванием. Действительно, существующих объектов питания там недостаточно, и  те, которые есть, обладают узким ассортиментом. Хотелось  бы со  стороны ассоциации рестораторов и  отельеров создать качественное питание. У  нас есть замечательные кулинары, прекрасная национальная кухня, и  у  нас есть, что предложить. Можем  ли мы  рассчитывать на  вашу поддержку при льготном предоставлении помещений?..

Р.М.: Я  точно буду кушать на  ваших точках, я  гарантирую. Что еще нужно сделать?

 

Галина Шарафутдинова: Так как это удаленный объект, нужно размещение специалистов, поваров, обслуживающего персонала, вахтовым методом которые будут работать, льготные условия их  размещения.

Р.М.: Свияжск и  Булгар на  самом деле крупные туристические центры, и  там по  сервису есть достаточно много вопросов. Сервис организовать, там подготовленных людей нет. Поэтому, возможно, нам нужно принять решение, какое-то количество арендного жилья построить, чтобы там люди в  сезон могли постоянно находиться и  работать. Абдуллина ( Талгат Абдуллин , исполнительный директор ГЖФ   — прим. ред .) здесь нет? Вы  дайте  то, что хотели  бы видеть, я  так понял, чтобы люди там могли жить... В  любом случае важно, чтобы в  этих местах, я  уж  не  говорю о  столице, это бесспорно, но  и  везде должен быть высокий уровень сервиса, везде должно быть высокое качество питания. Мы  должны помогать этим специалистам, обучать  их. Эта тема очень важная, мы  готовы поддержать в  любой форме. Не  так много у  нас хороших кулинаров, не  очень хороший у  нас уровень сервиса пока, нам очень много нужно работать в  этом направлении. И  не  надо питать иллюзий. Я  могу сказать, что и  людей у  нас не  очень много, и  по  качеству продуктов надо поработать, и  по  подготовке специалистов, по  поварам надо поработать.

Галина Шарафутдинова: Рустам Нургалиевич, мы  со  всей ответственностью подойдем к  решению этого вопроса и  не  подведем республику.

Р.М.: Хорошо. Для нас это очень важно. Иванов, давайте тогда обобщите все эти вопросы, там, наверное, не  только по  жилью проблемы есть. Вопрос качества и  соответствия санитарным нормам очень важен.

«МЫ  ГОТОВЫ ПРИПАРКОВАТЬ СВОЙ ФУД-ТРАК У  КАБМИНА»

Р.М. «Мобильная торговля».

Марат Багаутдинов: Компания Wok&Go, Марат Багаутдинов, Мы  занимаемся общественным питанием и  мобильной торговлей, мой вопрос касается сферы регулирования мобильной торговли, конкретно того узкого сегмента, в  котором мы  работаем. В  мае этого года в  тестовом режиме мы  запустили первый в  Поволжье и  первый в  Казани фуд-трак, это известный на  Западе формат торговли, который существует уже десятки лет  — когда еда готовится на  борту автомобиля и  продается в  труднодоступных удаленных частях города.

 

Р.М.: Что это за  еда? Что она из  себя представляет?

Марат Багаутдинов: Вообще, кухня может быть любой абсолютно. Конкретно в  нашем случае это китайская еда  — лапша, токмач.

Р.М.: У  них она как-то по-другому называется. Когда мы  поехали смотреть, как живут китайские строители на  «Аммонии», так у  них там был целый склад этого, мало кушают  — хорошо работают. Это вы  водой разбавляете и  продаете? Это некачественная еда. Качество питания  — это очень важный вопрос. Не  только вопрос бизнеса, но  и  вопрос того, чем мы  кормим людей.

Марат Багаутдинов: Мы  готовы припарковать свой фуд-трак у  кабмина и  накормить всех сотрудников, чтобы изменить ваше мнение. Вопрос в  чем? Мы  успешно отработали сезон, сейчас рассматриваем увеличение автопарка. Но, к  сожалению, мы  попали в  некую законодательную ловушку, когда мобильная торговля регулируется положением о  нестационарных объектах торговли, куда входят веранды, палатки, но  не  входят мобильные кофейни и  фуд-траки, то, что уже сейчас существует в  городе. По  нашей аналитике, федеральное законодательство будет готово только к  2017-18  году. Мой вопрос: можно  ли на  этот двух-трехлетний период разработать для нас какую-то специальную процедуру, пока не  подойдет федеральный закон?

Т.Н.: Рустам Нургалиевич, мы  этот вопрос тоже изучали, действительно, в  федеральном законодательстве пока пробел. На  уровне минпромторга ведется работа, в  Москве есть определенные предпосылки, чтобы решить эту проблему. В  городе фуд-трак уже действует, после встречи с  Ильсуром Раисовичем работа тоже пошла. На  уровне республики, наверное, тоже можно принять какую-то временную меру, чтобы нормативно закрепить.

Р.М.: Патяшина ( Марина Патяшина , руководитель управления федеральной службы по  надзору в  сфере защиты прав потребителей и  благополучия человека по  РТ   — прим. ред .), что вы  можете сказать?

Марина Патяшина : Пробел действительно есть в  законодательстве.

Р.М.: Если еда сертифицирована, если мы  обеспечиваем соответствующие нормы, даем гарантии, то  почему нет? У  нас есть опыт больших мероприятий, где мы  кормим людей. Ильсур Раисович, дайте поручение... Но  не  вермишель какую-то...

Ильсур Метшин: Мы  встречались, в  том числе с  коллегами, но  здесь медаль имеет две стороны. Есть та  торговля, которая необходима нам в  парках,  — мороженое, прохладительные напитки...

Р.М.: Кофе, чай...

Ильсур Метшин : А  есть  то, что мы  видим по  всему миру: сосиски в  грязной бумаге, булочки, антисанитария и  так далее. Почему федеральный законодатель до  сих пор не  продвинулся? В  том числе по  этим причинам. Мы  с  коллегами в  диалоге, там, где можно и  нужно будет  — мы  будем согласовывать, и  с  санэпиднадзором находить общий язык вместе.

Р.М.: Двигаемся как: это нужно  — однозначно! Но  мы  должны понимать, чем вы  будете торговать, чтобы этот продукт не  был вреден для детей, людей,

 

Ильсур Метшин : Эстетически красиво оформлен...

Р.М.: Чтобы были какие-то упаковки, салфетки... В  принципе, я  считаю, что это хорошее дело. Но  давайте, не  вермишель продавайте, а  что-нибудь вкусное. Вряд  ли я  буду кушать вашу вермишель.

Марат Багаутдинов: Хотел  бы сказать, что этот формат существует на  Западе десятки лет, это обычное явление всех больших мегаполисов, Лондон, Сан-Паулу, где вы  были недавно, где на  улице продается еда.

Р.М.: А  ты  в  Сан-Паулу был?

Марат Багаутдинов: Да.

Р.М.: Я  бы в  Сан-Паулу ничего  бы на  улице не  кушал, не  советую ( смех в  зале ). Лучше  бы в  Индию съездил, там  бы покушал на  улице. Последний раз в  жизни. Идея поддержана, но  давайте определим, какие должны быть критерии.

ВОЗМОЖНОСТЬ УЧАСТИЯ В  ТОРГАХ В  ТЕЧЕНИЕ ГОДА СОСТАВЛЯЕТ 107  ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, ПЛЮС РАЗНЫЕ ОПЛАТЫ

Р.М .: «Электронная площадка».

Зуфар Юнусов: Фирма «Экоагент». Зуфар Юнусов. Уважаемый Рустам Нургалиевич, в  России существует большое количество федеральных и  коммерческих площадок по  закупкам. Малый бизнес должен нести большие материальные и  временные издержки, связанные с  регистрацией и  оплатой тарифов, за  возможность участия в  закупках. Так как Республика Татарстан является первопроходцем в  этой области, прошу вас выйти в  федеральный центр с  инициативой о  разработке единых стандартов, требований и  тарифов для такого вида закупок, что позволит создать добросовестную конкурентную среду.

Р.М.: По  площадкам у  нас работа идет, но  по  доступности площадок давайте сформулируем нашу позицию. Она требует больших денег и  аккредитации?

Зуфар Юнусов: Для примера могу сказать, есть такая площадка B2B-Center, возможность участия в  торгах на  ней в  течение года составляет 107 тысяч рублей, плюс разные оплаты в  виде банковских гарантий или живых денег.

 

Р.М. : Дайте ваши вопросы. Вместе с  министром экономики обсудите, как сделать, чтобы для малого и  среднего бизнеса это было доступно.

Комментарий: У  нас площадка уже создана, мы  ее  презентовали, была пресс-конференция по  этому поводу, специальный шлюз на  нашу федеральную площадку. Просто ей  надо пользоваться, это удобный ресурс, мы  видим все, что продается на  территории России, не  в  Татарстане.

Р.М.: А  сколько надо платить?

Комментарий: Это бесплатно. Подключение бесплатное.

Зуфар Юнусов: Рустам Нургалиевич, существуют бесплатные площадки, на  которых размещается информация, что в  каком-то регионе по  какой-то тематике проходят те  или иные закупки. Но  для того, чтобы получить возможность участия в  этих закупках мы  должны пройти процедуру регистрации, оплатить тарифы и  так далее.

Р.М.: Я  услышал. В  целом, в  системе нужны какие-то преференции для малого и  среднего бизнеса, я  так понимаю? Давайте проработаем, выйдем на  наших федеральных коллег и  постараемся пролоббировать ваши интересы.

ДВЕ ЧАСТИ  — РЕСПУБЛИКАНСКАЯ И  ОТ  ФЕРМЕРОВ, ВЫПОЛНЯЕТСЯ, А  МУНИЦИПАЛЬНАЯ НЕТ

Р.М.: —  «Фермеры».

Мударис Миннуллин : Ассоциация фермеров Татарстана, Мударис Миннуллин. У  нас такая проблема  — приняты программы «Семейные фермы», «Начинающий фермер». Там предусмотрено соглашение о  софинансирование. Но  проблема в  том, что две части  — республиканская и  от  фермеров, выполняется, а  муниципальная не  выполняется. Конкретно говорить по  районам сложновато, где-то на  уровне 50  процентов. Поэтому мы  бы хотели как-то сдвинуть этот вопрос, потому что не  очень получается у  фермеров эту проблему решить.

 

Р.М.: Но  у  вас есть, в  каких муниципалитетах ваше соглашение не  выполнено?

Мударис Миннуллин : Мы  подготовим список.

Р.М.: Дайте перечень, на  недельных наших планерках (озвучим). Марат Готович ( Марат Ахметов, министр сельского хозяйства и  продовольствия РТ   — прим. ред .) здесь? Нет? Асгат Ахметович, что это такое? Ни  одного министра нет... Кто принял такое решение? Ну, значит, порядка нет. Что это такое?..

Дайте список, мы  обязательно поработаем с  нашими коллегами  — представителями муниципалитетов, потому что каждый должен выполнять свои обещания.

В  МЕСЯЦ МЫ  ТРАТИМ НА  ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЮ ОКОЛО 300  ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, НАШИ КОНКУРЕНТЫ  — 160  ТЫСЯЧ

Р.М.: Челны, пожалуйста.

Айдар Аннанов: Добрый день, Рустам Нургалиевич! Аннанов Айдар Альфирович, производственная фирма «Автотехпласт», город Набережные Челны. У  меня вопрос по  стоимости электроэнергии в  нашем городе. То  есть для одних предприятий один тариф, для других  — другой. Скажем так, если наше предприятие платит за  кВт 5  рублей 12  копеек, а  есть наши  же конкуренты, которые платят 2  рубля 80  копеек  — 2  рубля 90  копеек. В  итоге в  месяц мы  тратим на  электроэнергию около 300 тысяч рублей, наши конкуренты  — 160  тысяч.

Р.М: Как это может быть  — в  одном городе разные тарифы? У  нас есть тарифный комитет, который по  уровню напряжения устанавливает тариф. Возможно, они по  высокой части или по  средней части получают электроэнергию, поэтому дешевле. Или еще какие-то наценки вам делают.

Айдар Аннанов: Ну, не  знаю... Мы  рядом с  ТЭЦ находимся. Предприятие, которое находится в  районе «КИП-Мастера», платит меньше.

 

Р.М: Может быть, они по  высокой или средней части получают, а  вы  по  низкой части?

Айдар Аннанов: Что есть понятие высокой или низкой части? У  нас свое КТП, там линии проведены. Я  предприниматель, они предприниматели.

Р.М: Мне сложно сейчас сказать, потому что у  нас по  уровню напряжения тариф везде одинаковый. Ильшат Шаевич ( Ильшат Фардиев , гендиректор ОАО «Сетевая компания»   — прим. ред .), у  нас  же везде одинаковый тариф?

Ильшат Фардиев: Да, совершенно правильно. Давайте разберемся. Частный вопрос. Может быть, через другие сети получает, другие сетевые компании.

Р.М: Давайте мы  попросим вас, руководителя «Сетевой компании», разобраться. Вы  потом пообщаетесь, и  разберетесь. Мы  уточним, почему здесь такая дифференциация.

Фоторепортаж
 
  •  

    РЕЧЬ ИДЕТ НА  САМОМ ДЕЛЕ О  ХРАНЕНИИ И  ПЕРВИЧНОЙ ПЕРЕРАБОТКЕ

    Р.М.: «Агроплощадка».

    Марат Валиуллин: Валиуллин Марат Миннурович, предприниматель из  Пестречинского района, не  первый год работаю в  агропромышленном секторе. Мы  предлагаем совместно с  ассоциацией индустриальных парков ввести термин «агропромышленная площадка». И  вывести агропромышленную площадку в  отдельную группу, резиденты которой занимаются производством, заготовкой и  переработкой сельхозпродукции на  землях сельхозназначения. Хотим попросить вас дать поручение реализовать в  Пестречинском районе пилотный проект.

    Р.М: А  в  чем смысл? Есть агропромпарк, чем он  от  агроплощадки отличается?

    Марат Валиуллин: Вот есть промплощадки, которые пользуются отдельными привилегиями. У  них дорога подведена, а  нам такие субсидии не  выдаются.

    Р.М : У  нас есть программа «Семейная ферма», мы  там принимаем участие. Может быть, я  неправильно понимаю...

    Марат Валиуллин: Нет, агроплощадка. «Семейная ферма», это отдельно. Хотим вместе собрать и  вместе произвести продукцию: клубнику, огурцы...

    Р.М: Площадка  — это промпереработка. А  то, что ты  возделываешь... Тогда каждое поле будет агроплощадкой. Мы  ведем разговор о  переработке. Так, нет, Здунов? ( Артем Здунов, министр экономики РТ   — прим. ред.)

    Артем Здунов : Совершенно верно, у  нас никаких ограничений нет.

    Р. М: Думаю, что мы  готовы рассмотреть. Но  ваша идея нереальная. Если мы  каждую площадку, где клубнику возделываем, назовем агроплощадкой...

    Марат Валиуллин: Нет, надо управляющую компанию ( смех в  зале ). Чтобы все площадки работали в  одном месте.

    Р.М: Площадки в  одном месте  — невозможно. Если это связано с  растениеводством, они будут в  разных местах. Но  может быть, я  чего-то не  понимаю.

     

    Марат Валиуллин: Рустам Нургалиевич, здесь речь идет на  самом деле о  хранении и  первичной переработке.

    Р. М: Это  же агропромпарк. Индустриальный парк, пожалуйста.

    Эдуард Дияров, глава Пестречинского района : Рустам Нургалиевич, добрый день! У  них было такое пожелание  — создались промышленные площадки, и  они с  просьбой обратились зарегистрировать их  как агропромплощадки, чтобы пользоваться теми  же привилегиями, которыми пользуются резиденты промышленных площадок. У  нас очень много желающих производить клубнику, огурцы, помидоры.

    Р.М: Переработка  — это одно, возделывание  — другое. Если переработка, они могут получить статус индустриальной площадки. Вы  свои предложения дайте. Здунов здесь, глава здесь  — мы  их  рассмотрим. В  моем понимании это натяжка  — получить какие-то дополнительные льготы.

    Эдуард Дияров: Они хотят именно выйти как управляющая компания, благоустроить территорию около 50  гектаров.

    Р.М: Ну, пусть назовут индустриальной площадкой, какая разница?

    Эдуард Дияров: Вот именно. Это они и  хотят.

    Р.М: Сделайте там хранилище, сделайте переработку. Нам не  обязательно, чтобы там металл или полимер был. Пожалуйста, может быть зерно, может быть картофель...

    Эдуард Дияров: Рустам Нургалиевич, там были ограничения. Когда мы  обращались с  тем, чтобы зарегистрировать их  промышленную площадку, потребовали, чтобы там переработка была.

    Р.М: Хорошо, принято. Если это так  — разницы нет. Если у  вас есть переработка, мы  будем это поддерживать. Если это поле, клубника...

    Я  САМ СТОРОННИК МАЛОЙ АВИАЦИИ ГОТОВ ВМЕСТЕ С  ВАМИ СТОЯТЬ С  ФЛАГОМ

    Р.М.: «Малая авиация».

    Рамиль Сафин: Всем добрый день, Сафин Рамиль, Нижнекамск, объединенная федерация сверхлегкой авиации и  дельталетного спорта. Вопрос, несмотря на  название спортивное, экономический. За  прошедшие 20  лет из  бывшего советского наследия фактически утрачено 80  процентов всей авиационной инфраструктуры. Те, кто летает на  вертолетах, меня не  поймут. Тем, кто летает на  самолетах, дельталетах,  — понятна ситуация. Проект программы  — не  то  чтобы спасения, а  хотя  бы сохранения оставшейся инфраструктуры на  территории Республики Татарстан в  интересах, начиная от  службы МЧС, заканчивая бизнес-авиацией и  спортивной федерацией типа дельталетной. Кому можно передать и  на  что можно рассчитывать?

    Р.М: Малая авиация вообще нужна, наша страна огромная, и  без малой авиации невозможно обеспечить хорошую транспортную связь. Мы  за, но  это должно быть частное-государственное партнёрство.

    Рамиль Сафин: Именно об  этом и  идёт речь. То  есть восстановление инфраструктуры до  уровня хотя  бы нормальной взлетно-посадочной полосы и  подъездных путей определенной категории. Все остальное  — охрана, обеспечение ГСМ, подготовка летного состава и  прочее  — готовы взять на  себя частные инвесторы.

    Р.М.: Министр транспорта здесь?

    Рамиль Сафин: Программу передаю ему?

    Р.М: Он  с  вами встретится после нашей встречи. Тема очень актуальная и  интересная. Я  сам сторонник малой авиации, готов вместе с  вами стоять с  флагом. Так что малая авиация нужна.

     

    ТАТАРСТАН БУДЕТ ОДНИМ ИЗ  РЕГИОНОВ, ГДЕ ГАЗОМОТОРНОЕ ТОПЛИВО БУДЕТ В  ПРИОРИТЕТЕ,  — ЭТО ОДНОЗНАЧНО

    Р.М.: «Метан».

    Руслан Галямлов : Здравствуйте Рустам Нургалиевич! Руслан Галямлов. Занимаюсь перевозкой кондитерских, хлебобулочных изделий. У  меня есть две машины на  метане свои. К  вопросу. В  2013 году в  Сочи было совещании правительства  РФ во  главе с  Путиным, где министр энергетики РФ  Александр Новак предложил субъектам отменить частично либо полностью налог на  транспорт, именно на  тот, который ездит на  газу. На  республиканском уровне вопрос поднимался, но  все осталось на  бумаге. Вопрос следующий: будет  ли налог отменен частично либо полностью? Будут  ли расширены метановые заправки? Где они будут расположены? Будут  ли опрашиваться автолюбители? Возможна  ли установка домашних мини АЗС, на  примере ближайших стран СНГ, Финляндии, например. Вы  сказали, что будет создана рабочая группа, непосредственно я  — не  приближенный предприниматель, готов подключиться по  этому вопросу с  радостью...

    Р.М.: Тема очень перспективная. Есть сжатый газ, есть СПГ  — сжиженный газ. По  всем этим двум направлениям республика работает. Мы  подписали соглашение с  Газпромом, и  «Газпром газомоторное топливо» подготовило программу. Мы  её  недавно заслушали. Здесь наш округ собирался, были три федеральных министра. То  есть это большая программа, которая будет реализована,  — это сеть автозаправочных газовых станций, это автомобили, которые мы  будем приобретать, конечно, в  первую очередь пассажирские, это ЖКХ, строительство, но  и  для предпринимательства. На  счет того, что будет инфраструктура, и  Татарстан будет одним из  регионов, где газомоторное топливо будет в  приоритете,  — это однозначно. Вопрос льготирования  — это надо посмотреть и  подсчитать. Наверное, для наших городов, если будут автомобили на  газу и  электромобилей больше, то  будет улучшение нашей экологической ситуации. Может, не  транспортный, а  экологический сбор, если есть, (отменить)  — здесь надо посмотреть.

    Руслан Галямлов : Экономия однозначно будет. Грубо говоря, если в  год выделяется 20  миллионов на  топливо, то  сразу 10  миллионов можно убирать в  сторону.

    Р.М.: Сегодня 60-80 процентов экологической нагрузки в  наших городах  — это автомобильный транспорт. Конечно  же, транспорт на  газомоторном топливе, электротранспорт наиболее экологически эффективные. Мы  изучаем, будем изучать, а  то, что это направление перспективное  — я  вас заверяю, что и  завод СПГ будет построен, и  станции будут построены, и  будет определённая программа в  республике по  продвижению вот этих транспортных средств. Я  выступил с  предложением не  только развивать новый транспорт, но  и  дать какие-то субсидии на  переоборудование бензиновых, дизельных двигателей на  газомоторное топливо. Работа идёт. Каких-то преференций, я  думаю, мы  должны добиться.

    Руслан Галямлов : Кстати, в  Оренбурге есть пример  — перерабатывающая станция, куда свозят просроченную продукцию, отходы жизнедеятельности, и  там все это превращают в  метан... Санкционную продукцию можно перерабатывать...

    Р.М.: Хотя  бы тот метан, который у  нас есть, использовать ещё. У  нас очень небольшая доля. Но  это интересно.

     

    «ЧТО У  НАС ЕСТЬ? ДЕНЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ, КОНКУРС „ЗОЛОТАЯ СОТНЯ“ И  ПАРА ПЕРЕДАЧ...»

    Р.М.: «Опора России», опираемся на  вас. А  вы  на  нас.

    Азат Газизов , вице-президент «Опоры России»: Рустам Нургалиевич, у  меня вопрос по  престижности работы предпринимателя. Профессия предпринимательства в  России имеет очень короткий срок  — с  1985  года, есть так брать. То  есть у  нас, даже как таковых, ветеранов нет. Что у  нас есть  — это день предпринимателя, в  республике есть конкурс «Золотая сотня», который проводится министерством экономики, и  пара передач. Может быть, пришло время поднимать престиж непосредственно людей? Ввести звание заслуженного предпринимателя? По  аналогии с  заслуженным строителем...

    Р.М.: У  нас достаточно много форм заслуженных деятелей. То  есть предприниматель, он  же представляет или медицину, или торговлю, или промышленность, или агропромышленный комплекс. Я  думаю, что просто должна быть система, когда вы  предлагаете своих коллег-предпринимателей на  то  или иное звание, или мы  разрабатываем какой-то порядок. Ну  как вот  — заслуженный предприниматель? Кто он  такой? У  нас есть связист, есть газовик, есть работник образования, медицины. Возможно, надо просто систематизировать процедуру?

    Азат Газизов: То  есть по  профилю?

    Р.М.: Мы  должны дать квоту  — определённое количество предпринимателей по  тем или иным отраслям имеют право получить это звание. Вы  там проводите свои отборочные туры...

    Азат Газизов: Через совет тот  же самый... Одна из  тем для совета. То  есть именно по  профилю?

    Р.М.: Мне кажется, это было  бы более правильно.

    Азат Газизов: На  федеральном уровне званий до  сих пор нет. Праздник пробили, а  заслуженного-таки не  делают.

    Р.М.: Это просто «Опора России» недорабатывает.

    Азат Газизов: Недорабатывает.

    Р.М.: Вы  это в  свой адрес возьмите. Я  считаю, мы  с  удовольствием поддержим яркие личности, о  них расскажем, им  награду вручим, покажем, как пример. Это очень важно. Давайте такую форму для себя примем.

     

    ВОДОЕМЫ НАДО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПОД БИЗНЕС

    Р.М.: «Озера» там есть, «Озера»...

    Вопрос: Здравствуйте, это Камско-Устьинский район...

    Р.М.: Давай, рассказывай. Из  озера будем бизнес делать.

    Вопрос: Пользуясь случаем, хочу поблагодарить от  предпринимателей и  жителей района, Рустам Нургалиевич, за  то, что вы  разрулили ситуацию. Илдус Саидович ( Илдус Нафиков , прокурор РТ  прим. ред .) и  Тимур Дмитриевич (Нагуманов) были нашими частыми гостями. Сейчас у  нас новый молодой руководитель, хотим работать вместе, поддерживаем на  выборах, засучив рукава. Вопрос касается озер. Ситуация такая, что в  районе много заброшенных озер, очень много оврагов. У  нас есть опыт, когда из  заброшенного оврага сделали два озера, запустили волжскую рыбу, она адаптировалась. Самая затратная часть в  этом вопросе  — строительство, документация. На  сегодняшний день через минсельхоз можно получить дотацию на  малька. Малек ограничен, белый амур, несколько видов. Соответственно, на  волжскую рыбу дотации нет. Нет  ли возможности продумать, поддержать большое количество желающих, например, минимум в  нашем районе, предоставив возможность расширения бизнеса, связанного с  озерами. В  форме гранта или в  какой-то другой форме поддержать строительство.

    Р.М.: —   Если Камско-Устьинский район, то  в  первую очередь надо бороться с  браконьерами. Эти китайские сети, браконьерство... очень большая проблема. Второе  — я  считаю, что водоемы надо использовать под бизнес. Если не  ошибаюсь, 60-70 прудов каждый год приводим в  порядок... Давайте в  рамках этой работы, если есть какие-то возможности, эти пруды использовать не  только как резервуар для мелиорации или противопожарных мероприятий, но  и  ещё и  выращивать там рыбу. Это хорошая идея.

    Вопрос: Рустам Нургалиевич, проблема в  том, что водные ресурсы в  форме озера даются в  аренду. Соответственно, предприниматели, которые берут в  аренду, хотели  бы быть уверены, что это их  тема и  закладываться как  бы не  на  один год. Соответственно, работы по  культивации, остановке разрушения оврагов можно было  бы провести через министерство экологии. То  есть ситуация не  просто рыбу разводить  — озер много. На  самом деле, они все засорены, как правило. Рыба сорная не  даст сортовой рыбе развиваться, и  получается, что на  сегодняшний день мелиорацию поддерживать  — хорошо, но  до  малого бизнеса начинающего или до  действующего предпринимателя это не  дойдет.

    Артем Сидоров , министр экологии и  природных ресурсов РТ: Мы  встретимся после совещания, проговорим. Если есть предложения... В  принципе, проблема действительно такая имеется. И  что касается вопросов благоустройства наших водных объектов, прежде всего прудов, озер,  — обсудим, по  итогам доложим.

     

    ПЕРЕГОВОРИТЕ С  «ТАИФОМ», ЧТОБЫ БЫЛА КВОТА ДЛЯ НАШИХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

    Р.М.: —  «Бензин».

    Анатолий Ксалов: Здравствуйте! Ксалов Анатолий Владимирович, руководитель двух небольших АЗС. Хотел задать следующий вопрос. В  рамках поддержки малого бизнеса возможно  ли как-то стимулировать производителей светлых нефтепродуктов в  Татарстане, чтобы в  первую очередь они обеспечивали татарстанские предприятия?

    Р.М.: У  нас есть проблемы с  поставками?

    Анатолий Ксалов: Постоянно, с  бензином, очень частый дефицит, недопоставки.

    Р.М.: В  первый раз слышу! Вы  имеете в  виду для внутреннего потребления, для Татарстана?

    Анатолий Ксалов: У  меня две АЗС, одна вот в  Казани, другая в  пригороде. Постоянные перебои, где взять бензин?

    Р.М.: Мой помощник здесь. Я  первый раз слышу о  такой проблеме.

    Помощник: Рустам Нургалиевич, у  нас «ТАИФ-НК» ежемесячно 50  тысяч тонн бензина делает. И  потребность у  нас 100  тысяч. Вот эти все 50  тысяч  — внутри республики реализация идет. То  есть в  нефтеинспекции на  рабочей группе мы  этот вопрос контролируем. В  рамках ассоциации независимых субъектов нефтепродуктообеспечения с  «ТАИФ-НК» ежемесячно они могут  2, ну  5  тысяч тонн в  месяц брать. То  есть мы  это ежемесячно тоже смотрим. Проблема с  бензином, она есть, но  она снимется в  2016  году, когда завод на  ТАНЕКО запустится, тогда уже мы  выйдем на  550-600 тысяч тонн.

    Р.М.: Давайте, переговорите с  «ТАИФом», чтобы была квота для наших предпринимателей. Я  тоже переговорю с  Альбертом Кашафовичем ( Альберт Шигабутдинов , гендиректор ОАО «ТАИФ»  — прим. ред. ). Мы  услышали, хорошо.

    НЕ  НАДО ВОТ ЭТОГО ФУТБОЛА  — ЭТУ БУМАГУ ПРИНЕСИ, ВТОРУЮ...

    Р.М.: —  « Микрозайм».

    Радик Ахметшин: —   Здравствуйте, Ахметшин Радик, город Альметьевск. Уважаемый Рустам Нургалиевич, в  начале мая нам нужно было пополнить оборотные средства. Решили обратиться в  фонд поддержки предпринимательства. С  15  мая у  нас начался документооборот, общение, передвижение, и  по  сей день проблема у  нас не  решилась. Хотелось  бы узнать, нельзя  ли сократить время рассмотрения принятия решения о  займе и  смягчить требования? Спасибо.

     

    Р.М.: —  Здунов, когда ты  свою бюрократию прижмешь...

    Артем Здунов: Рустам Нургалиевич, просто хотим отметить, что эти деньги не  бесплатные, поэтому надо требования все-таки выполнять. В  Пенсионный фонд задолженностей не  должно быть, в  социальный фонд не  должно быть задолженностей, алименты тоже надо платить...

    Р.М.: Это однозначно. Но  как сделать, чтобы не  было вот этого хождения? Сделайте жесткий регламент.

    Артем Здунов: Все есть. У  нас один случай только такой...

    Р.М.: Сразу дайте перечень вопросов, чтобы человек, который заявку подает, знал требования, каким должен соответствовать. Чтобы он  один раз пришел, все бумаги принес  — и  получил ответ. Не  надо вот этого футбола  — эту бумагу принеси, вторую. Должен быть жесткий регламент. По  срокам, по  документам. И  они будут знать, и  вы  будете знать.

    Артем Здунов: Там есть требования федеральные, все требования сразу у  нас оглашаются. Просто просьба быстрее представлять документы. Это один случай из  всех.

    Р.М.: Давайте так, раз человек задает вопрос, значит, у  нас есть некий какой-то вакуум. Будет жесткий регламент. В  такое-то время заявка поступила, мы  обязаны или принять  ее, или объяснить, почему мы  не  приняли, чтобы не  было хождений. И  лучше, если вы  в  электронную форму перейдете. Сделайте эти услуги электронными, люди чтобы не  ходили. Потому что вам самим деньги не  нужны, у  вас нормально все, а  предприниматель, он  ходит за  нами кругами.

     

    Артем Здунов: Мы  готовы...

    Р.М.: Не  надо упрощать, надо четко иметь регламент. Чтобы не  было  — настроение есть у  этого начальника или нет. Конкретно  — дата такая-то. Когда у  нас будет электронная форма вообще бесконтактная, отношение будет более антикоррупционное, чем если к  кому-то приехал, сначала спрашиваешь о  его здоровье, его родственников, а  потом только про дело говоришь. Вот эти вещи надо забывать, надо конкретно работать. Предприниматели  — это как  бы наши солдаты, они  же добавленную стоимость создают.

    Т.Н.: Коллеги, Рустам Нургалиевич, мы  вынуждены завершать, у  нас время исчерпано на  сегодняшний день.

    Р.М.: Хорошо. Уважаемые предприниматели, мы  вас любим и  уважаем. Это опора, это формирование среднего класса, это люди самодостаточные, которые не  только себе, но  и  другим работу дают. Поэтому я  вас заверяю, что  я, правительство, муниципалитеты, наши федеральные коллеги в  меру наших возможностей во  всем будут вас поддерживать. Но  вы  тоже должны понимать, что наш ресурс он  или финансово, или как-то еще ограничен. Я  могу сказать, что Республика Татарстан в  последние годы больше всех привлекает федеральные ресурсы. И, конечно  же, мы  из  своего бюджета тоже будем поддерживать. Поэтому будем встречаться, будем работать и  в  рамках нашего диалога «Откровенный разговор», и  в  ближайшее время найдем форму, в  какой должен быть совет по  предпринимательству при президенте  РТ и  кто там должен быть представлен. Всем вам успехов, процветания!

    «БИЗНЕС Online» фото: Сергей Елагин видео: Максим Тимофеев Фото: prav.tatarstan.ru

    Будет ли толк от создания совета по предпринимательству при президенте РТ? (25.08.15)
    Только если сам Рустам Минниханов постоянно будет проводить заседания 
    Это будет инструмент лоббизма для тех, кто туда войдет 
    До сих пор все такие попытки кончались бесплодной говорильней  
    Тимур Нагуманов хорошо себя проявил как омбудсмен, теперь у него будет дополнительный рычаг 

    комментарии

    Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
    ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
     
    По теме
    Голосование за объекты благоустройства 2022 года продлится до 30 мая. 26 апреля на Портале госуслуг Татарстана и в мобильном приложении «Услуги РТ» стартовало голосование за объекты,
    Начало онлайн-трансляции - 11:00. Завтра в 11.00 в аккаунте Оперативного штаба РТ по противодействию распространению COVID-19 пройдёт очередной прямой эфир на тему вакцинации.
    В России с 1 мая изменятся правила купли-продажи автомобилей с пробегом. С 1 мая в силу вступит приказ Министерства цифрового развития, который подразумевает иной порядок оформления купли-продажи вторичных автомобилей.
    Голосование продлится до 30 мая 2021 года. 26 апреля на портале Госуслуг РТ, а также  в мобильном приложении «Услуги РТ» начинается голосование за объекты, которые благоустроят в следующем году.
    украсили трамвай к дню победы в челнах - Челнинские Известия Вагон курсирует по городу Челнинцы уже обратили внимание на трамвай, украшенный праздничной символикой в честь 76-летия Победы в Великой Отечественной войны.
    Челнинские Известия
    Главные торжества 9 Мая пройдут на площади Тысячелетия - Казанские ведомости Утро 9 мая начнется в Казани с церемонии возложения цветов на Архангельском и Арском кладбищах, к Вечному огню, памятникам Советскому солдату, труженикам тыла, а также Матери, скорбящей по погибшим воинам,
    Казанские ведомости
    8 мая: Чем знаменателен день - Чистополь-информ В этот день отмечается День оперативного работника уголовно-исполнительной системы в России День оперативного работника уголовно-исполнительной системы в России День работников Федеральной службы по военно-техничес
    Чистополь-информ