Первая жертва Сталина. Мирсаид Султан-Галиев

Первая жертва Сталина. Мирсаид Султан-Галиев - Известия Татарстана
Первая жертва Сталина. Мирсаид Султан-Галиев - Известия Татарстана
Фото: www.tatarnews.ru

Последний разговор со Сталиным был коротким и откровенным: «За Вами большая статья против ошибок Троцкого, Зиновьева и Каменева по национальному вопросу. Напечатаем ее в «Правде». После чего восстановим в партии и пошлем за рубеж на ответственную коминтерновскую работу. Скорее всего, в Турцию, где Вас, - тут генсек иронически улыбнулся, - знают и любят. Правда, мы уже направляли туда одного татарина, но он провалил дело, еле избежал ареста и был вынужден бежать через Болгарию... У Вас, думаю, должно получиться лучше». Конец беседы был с подтекстом: «У Вас ведь трое детей и жена, надо думать и об их судьбе».

Этот разговор состоялся весной 1926 года в ЦК, в кабинете Сталина. Генсек вел тогда борьбу не на жизнь, а на смерть с оппозицией, и победа еще не была гарантирована. Тем более, что оппозиционеры начали заигрывать с лидерами восточных республик, в том числе и татарами. В целях политической профилактики в кабинете Сталина в марте-мае побывали почти все руководители национальных республик. Из Татарии, где снова создалась конфликтная ситуация в руководстве, он принял четырех человек и обещал им умерить диктаторские замашки секретаря обкома Хатаевича. Вскоре он был заменен более толерантным человеком.

В этой ситуации антиоппозиционное выступление в печати опального, но все еще пользующегося большим влиянием среди националов, а также эмигрантских кругов Султан-Галиева могло сыграть определенную роль.

Однако задание Сталина (несмотря на занятость, он дважды принимал Султан-Галиева) не было выполнено; статья не появилась в печати. Помешали нравственные соображения, связанные с воспоминаниями о гражданской войне. Только к концу жизни романтик революции Султан-Галиев убедился в том, что они несовместимы с политикой.

После этого Султан-Галиев был окончательно вычеркнут из списка союзников и обречен вначале на моральное уничтожение, затем на лагеря и тюрьмы. Последнюю точку поставил выстрел в затылок в одном из подвалов Лубянки 28 января 1940 года.

Так закончилась земная жизнь Мирсаида Султан-Галиева, одного из крупнейших теоретиков национально-освободительного движения, давно уже названного на Западе «отцом революции в третьем мире». Его портреты украшали резиденции Насера, Бен-Беллы и ряда других лидеров молодых государств, возникших на развалинах мировой колониальной системы в середине XX века.

Вспомним основные вехи биографии этого выдающегося политика XX века и одного из первых «диссидентов» из числа партийно-государственных деятелей СССР. Родился он 12 июля 1892 года в деревне Елимбетьево Уфимской губернии в семье сельского учителя. Начало его жизненного пути характерно для многих представителей мусульманской молодежи европейской части России, чье духовное формирование совпало с грандиозными социальными потрясениями начала века. Учитель, журналист, деятель национально-освободительного движения.

Перед Первой мировой войной он переезжает в Баку, один из центров политической жизни национальных регионов страны. Именно здесь он услышал от Расул-Заде о «Кобе» - Сталине, чьим ближайшим сотрудником и доверенным лицом, а затем непримиримым врагом ему вскоре предстояло стать.

В 1917 году Султан-Галиев становится большевиком и принимает активное участие в борьбе с врагами советской власти - учредиловцами и колчаковцами. Вскоре он занял довольно видный пост в военно-политической иерархии - члена военного совета армии. Во время казанской трагедии в августе 1918 года, когда учредиловцы и чехи небольшими силами взяли город и поставили под угрозу существование советской республики, Султан-Галиев возглавлял один из последних отрядов защитников Казани.

В 1919 году его личное мужество при предотвращении захвата колчаковцами плацдарма на правом берегу Вятки для наступления на Казань было отмечено Львом Троцким, игравшим тогда огромную роль в повороте хода гражданской войны. Еще в начале 1918 года Султан-Галиев стал одним из главных организаторов ликвидации демократической республики «Идель-Урал», провозглашенной в Казани в качестве части советской федеративной России. По мнению Султан-Галиева и Вахитова, она не отвечала идеалам марксизма.

Правда, впоследствии Султан-Галиев выдвинул и другую версию своих действий.

К 1920 году он являлся одним из самых крупных и авторитетных лидеров мусульманских регионов России, и с его мнением считалось руководство партии, в том числе Ленин и Сталин.

Вместе с тем, по ряду вопросов, включая и национальную программу Коминтерна, он проявлял самостоятельность и не во всем соглашался с Лениным. И хотя руководители страны отдавали должное его политическим талантам и признавали его влияние на восточные регионы, но все более опасались, что чрезмерная, по их мнению, преданность идеям освобождения народов Востока наносит ущерб интернационализму. Сталин даже заметил в одном из доверительных разговоров, что «Мирсаид на нас до сих пор волком смотрит».

Очевидно, именно поэтому при создании летом 1920 года Татарской Республики не была удовлетворена просьба руководителей Казанской губернии о направлении Султан-Галиева на должность главы ее правительства. Председателем Совнаркома ТАССР назначается С. Саид-Галиев - фигура весьма послушная и «смотревшая в рот» Сталину. Не исключено, что свою роль сыграло и то, что образование новой республики происходило на фоне драматических событий в Башкирии. Здесь члены правительства Заки Валиди - признанного лидера башкирского народа - летом 1920 года демонстративно покинули свои посты и территорию республики. Это был акт протеста против нарушения Лениным и Сталиным условий договора об образовании республики в 1919 году, предоставлявшего ей значительные права, сопоставимые с правами Украины.

В их числе было и несколько татар, поставленных для «пригляда» за Валиди (И. Рахматуллин, Ф. Тухватуллин, И. Алкин), но не оправдавших надежд Сталина. Эта коллективная отставка расценивается ЦК как антисоветская акция. Большинство наркомов было арестовано и увезено в Москву. Заки Валиди «ушел» в Среднюю Азию, где стал одним из лидеров басмаческого движения. Заметим, что Султан-Галиева и Заки Валиди связывали личные и политические симпатии, подкреплявшиеся частыми встречами и консультациями в Москве.

При переходе башкирских частей на сторону Красной Армии весной 1919 года Султан-Галиев, находившийся в Уфе, предостерегал Валиди и Алкина от контактов с командующим армией на этом участке фронта Гаем, считая его антимусульманским экстремистом. К сожалению, прогнозы оказались верными, и процесс перехода прошел болезненно. Жертвами разнузданной солдатни стали несколько видных башкирских деятелей (в их числе и надежда татарской и башкирской литературы, талантливейший поэт Шаехзаде Бабич) и десятки военнослужащих.

Наиболее боеспособная часть башкирского войска под командованием Муртазина даже на некоторое время, пока не будут обеспечены меры безопасности, отказалась соединяться с красными. Именно с учетом всего вышесказанного, очевидно, опасаясь резонанса башкирских событий, во главе Татарии был поставлен «послушный» человек. Саид-Галиев оказался благодарным и уже в феврале 1921 года в статье «Об очередных задачах партии в национальном вопросе» назвал Сталина самым глубоким теоретиком по этим проблемам. Возможно, ему принадлежит приоритет в начале славословия вождя в этой области политической жизни.

Вплоть до мая 1923 года Мирсаид Султан-Галиев ведет активную государственную деятельность в Москве как член коллегии и ближайший помощник Сталина по Наркомнацу. В то же время он Председатель Федерального Земельного Комитета при ВЦИК РСФСР, органа, призванного быть арбитром между правительством и республиками по самым острым аграрным проблемам, и поэтому постоянно оказывавшегося «между двух огней». Конфликты нередко решались на уровне ЦК. Одновременно он представитель Татарстана в Наркомнаце.

Султан-Галиев выполняет ряд ответственных и нередко конфиденциальных поручений генсека при подготовке к созданию Дагестанской, Горской и Калмыцкой республик, а также налаживанию контактов с коммунистами восточных стран. Скажем, кстати, что он предлагал Сталину включить чеченцев в состав Дагестана.

Особое место занимает работа в качестве профессора Коммунистического университета трудящихся Востока - кузницы кадров для мировой революции в Азии. Его лекции по истории колониализма пользовались огромной популярностью. В числе слушателей были лица, ставшие потом лидерами подпольных компартий в ряде колониальных регионов. Именно в это время, будучи посвящен в некоторые тайны политического «закулисья», он все более начинает сомневаться в соответствии национальной политики большевиков истинным интересам народов распавшейся империи.

По поводу готовящихся решений конгресса Коминтерна по национально-колониальному вопросу он полемизировал и лично с Лениным. Причем указывал на необоснованные гонения на лидеров Башкирии Валиди и Юмагулова. На этой почве у него происходит ряд конфликтов с секретарями ЦК Крестинским, Стасовой и самим Сталиным. Ему, в частности, было отказано в поездке на съезд народов Востока в Баку осенью 1920 года. Хотя приглашение было сделано Зиновьевым, руководившим вместе с Радеком этим грандиозным форумом. Ленин возлагал на этот форум большие надежды как на средство усиления борьбы с империализмом, в первую очередь - с британским. Съезд по предложению Радека принял решение объявить «газават» английским колонизаторам.

Предпринимается и попытка удалить его из Москвы под предлогом укрепления закавказских органов власти. Однако протесты московских представительств национальных республик помешали сделать это. Несколько раз Оргбюро и Секретариат ЦК по секретному указанию Сталина рассматривали поведение Султан-Галиева, обвиняя его в «раздувании» роли республик.

Но политического криминала не находили, ибо требования Председателя Федземкома не выходили за рамки устава партии и конституции. Кульминацией противостояния стало выступление Султан-Галиева на заседании национальной секции XII съезда партии, в котором он подверг резкой критике ряд теоретических положений и практических действий Сталина. С ним солидаризировался ряд лидеров республик, включая Грузию, бывшую тогда главной «головной болью» для Сталина.

Разразился политический скандал, и Сталин даже публично отказался подавать руку своему критику. Заметим, что еще при жизни Ленина на заседании Политбюро Сталин заявил о том, что он собирается уйти с поста наркома по делам национальностей. Это было связано с опасениями, что существование такой структуры в какой то мере способствует сепаратизму республик. Вскоре проблема решается кардинально - упраздняется сам наркомат.

В начале 20-х годов происходит ряд событий, свидетельствующих о трансформации национальной политики в сторону большей жесткости и нетерпимости к региональным лидерам, принимавшим ее всерьез и требовавшим выполнения обещаний, данных в годы гражданской войны.

Еще до съезда партии по поручению Сталина и Куйбышева заместитель руководителя ГПУ Р. Менжинский (странно, но факт: Дзержинский под надуманным предлогом отказался участвовать в этой акции) начал секретную операцию под кодовым названием «2-й парламент». В ходе ее была организована слежка за руководителями национальных республик и «освещение» их деятельности через секретных осведомителей. Главным «фигурантом» операции стал Султан-Галиев.

Он был арестован в здании ЦКК 4 мая 1923 года. Основным обвинением стала попытка установить связь с Заки Валиди (по версии Султан-Галиева - для возвращения башкирского лидера в ряды сторонников советской власти). Фигурировали также несанкционированные встречи с турецким послом (Сталин даже заметил, выступая на Совещании, что для Султан-Галиева посол оказался дороже родного ЦК) и попытка установления контактов с некоторыми коммунистами Турции и Ирана. Его «грехопадению» в июне 1923 года было посвящено специальное IV совещание по национальному вопросу с участием почти что всех членов Политбюро и ЦК РКП(б), за исключением больного Ленина.

Фактически это был единственный за время существования партии пленум по национальному вопросу. Судя по фотоснимку участников, на нем присутствовала и Надежда Крупская, хотя в официальном списке ее фамилия не значится. Не исключено, что она пришла по поручению Ленина, которого весьма беспокоил начинавшийся раскол среди членов Политбюро, в том числе и по национальному вопросу, и он хотел получить информацию о происходящем из надежного источника.

Совещание стало первым крупным политическим сражением, выигранным Сталиным в качестве генсека. На нем осудили не только Султан-Галиева, но и припугнули ряд лидеров национальных республик, и не только восточных, всерьез воспринимавших декларации большевиков по национальному вопросу.

Хотя между Лениным и Сталиным в этот период возникали разногласия, но в основном они носили тактический характер. На них наслоились и личные мотивы. На склоне лет Молотов, вспоминая эти годы, отмечал, что Сталин и он «сидели» иногда в политических «окопах», откуда Ленин уже ушел дальше. Наверное, отсюда и сталинские сетования на то, что Ленин забывает о том, что говорил еще недавно.

Политическая «инерционность» соратников вступала в противоречие с умением вождя мгновенно и резко менять политический курс в случае необходимости, что он блестяще демонстрировал не единожды. В целом же Сталин и другие вожди достаточно послушно выполняли ленинские указания. И не случайно Валиди в своем знаменитом прощальном письме Ленину перед окончательным уходом в эмиграцию лично его упрекал в политических деформациях при решении национальных проблем.

Что же касается Сталина, то он стал непримиримым личным врагом Султан-Галиева. А робкие попытки Бухарина и Зиновьева на IV-м совещании несколько смягчить ситуацию были им грубо и категорично отвергнуты. Троцкий же заявил со свойственной ему образностью, что совещание поставило «столб» с надписью: «дальше не заходить», имея в виду требования о равноправии республик.

Правда, в конце 20-х годов лидеры оппозиции сетовали на то, что именно на деле Султан-Галиева генсек «лизнул крови», и они не предотвратили это. Но было уже поздно.

Над ними самими навис меч репрессий, и они превратились в политические ничтожества. Имя Султан-Галиева отныне становится в пропагандистском арсенале главным символом национализма, а решения совещания включаются в «комевангелие», сборник всех важнейших партийных документов – «КПСС в резолюциях...».

Вскоре после совещания Султан-Галиев был выпущен из Лубянки и влачил полуголодное существование в качестве мелкого чиновника охоткооперации, подрабатывал переводами и редактированием книг татарских писателей. Именно в эти годы он все более задумывается над судьбами национально-освободительного движения в мире, оценивая произошедшее в России, как частный случай более общих закономерностей развития общества в постимпериалистический период. Один из его выводов гласил, что колониальные империи неминуемо распадутся, несмотря на всю мощь метрополий, причем не только капиталистических. В фрагментах его будущей фундаментальной книги, отобранных при новом аресте в декабре 1928 года и сохранившихся в архивах ОГПУ, он писал, что СССР все более превращается в «красную панрусистскую» империю, и его распад также неминуем. Он набросал даже сценарий этого распада, в основном подтвердившийся в 90-е годы.

Султан-Галиев считал, что даже победоносная война не спасет СССР, и его неизбежно «разорвут» политические центробежные силы. Он, конечно, не мог знать ни конкретных имен, ни того, что вместо броневика новый вождь вскарабкается на троллейбус. Но суть предстоящих событий предсказал достаточно верно.

В начале 30-х годов готовился большой политический процесс националов по типу «промпартии». В числе его фигурантов были такие крупные фигуры, как бывшие руководители правительств Татарии и Крыма Кашаф Мухтаров, Гасим Мансуров, Рауф Сабиров, Ариф Енбаев, Измаил Фирдевс, Махмуд Будайли и др. Всего по данному делу привлекли более 50 человек. Но по каким-то причинам открытый суд не состоялся. Все они в секретном порядке «осуждаются» коллегией ОГПУ, причем 10 из них - к расстрелу. Это стало серьезным предупреждением всем восточным республикам. Правда, после годичного пребывания в камере смертников расстрел был заменен 10 годами Соловецких лагерей. Однако многие участники несостоявшегося процесса были казнены позднее, в годы большого террора 1937-1938 годов.

В 1934 году Султан-Галиев по состоянию здоровья был досрочно освобожден. Ему разрешили поселиться и работать в Саратове. Он даже предлагал свои услуги местному НКВД в деле разоблачения троцкистов. Но они не понадобились, желающих было достаточно и без него. Но уже в марте 1937 года он снова арестовывается. Его привозят в Казань, где в сентябре после жесточайших пыток выбиваются показания о том, что он шпион, агент трех иностранных разведок. И даже пытался в Саратовской области создать из башкирских колхозников диверсионный отряд для свержения советской власти.

Однако перед Военной коллегией Верховного суда СССР он предстал только в конце 1939 года. К этому времени были уже расстреляны большинство из тех чекистов, кто создавал его дело: Петерс, Агранов, Ягода, Фриновский и другие. За фальсификацию ряда дел ждали суда Военной коллегии бывшие руководители Татарского НКВД - Михайлов, Шелудченко и другие, выбившие показания у Султан-Галиева в 1937 году. Первые двое были расстреляны через неделю после Султан-Галиева.

В письмах на имя Сталина и Берия Шелудченко особо подчеркивал, что он применял меры физического воздействия к Султан-Галиеву - личному врагу вождя, разоблаченному им самим еще в 1923 году.

Не помогло - системе были нужны «козлы отпущения». Ликвидация наиболее одиозных фигур в силовых структурах была связана с тем, что новый наркомвнудел Л. Берия резко снизил темпы арестов. Он выполнил поручение Сталина, стремившегося в прагматических целях вывести страну из политического паралича, связанного с чудовищным разгулом репрессий, ставших уже лихорадить экономику и особенно ее оборонную отрасль. Он наказал наиболее усердствовавших «костоломов» и даже выпустил на свободу несколько десятков тысяч человек, заявив, что во всех беззакониях виноваты только Ежов и его сообщники. Одновременно были изданы приказы, умерявшие аппетиты местных органов безопасности и запрещающие вербовку секретной агентуры из партийных и советских работников. Личные дела и другие материалы осведомителей из этой категории подлежали немедленному уничтожению до 1 января 1939 года. Правда, в январе 1939 года ЦК (читайте Сталин) напомнил в секретной телеграмме, посланной во все республиканские и областные структуры ВКП(б), что «физическое воздействие» в умеренных дозах и в необходимых случаях допустимо.

Однако Султан-Галиева эта бериевская «оттепель» не коснулась. Чересчур хорошо его помнил Сталин, назвавший еще в 1928 году своего бывшего любимца в секретном письме на имя Кагановича «мерзавцем и бандитом». На заседании суда военной коллегии, состоявшемся 8 декабря 1939 года, Султан-Галиев отказался от большинства своих показаний 1937 года, рассказав, как их у него «выбивали». В последнем слове он заявил, что давно уже «разоружился». Но если к нему будет применен расстрел за дела, совершенные до 1933 года, «то я приму эту меру наказания очень спокойно. За это я ни на кого обижаться не буду».

Его участь была предрешена в Кремле. Приговор гласил: «к высшей мере уголовного наказания - расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества». Президиум Верховного Совета СССР просьбу о помиловании отклонил, и приговор был приведен в исполнение 28 января 1940 года.

Погибли в лагерях и «психушке» жена и двое детей Султан-Галиева. Старшей дочери уже в 1956 году выдали справку о том, что отец умер от болезни, отбывая наказание, в 1943 году. Это была партийно-государственная установка, определенная специальным приказом - лгать даже о причинах смерти.

Отсюда и многочисленные легенды о встречах в тюрьмах и лагерях с теми, кто давно уже был расстрелян. Вот и Султан-Галиева некоторые «очевидцы» встречали в годы войны и даже после нее. Ведь и про Ежова говорили, что он заведует то ли клубом, то ли баней в Магадане. Не так давно реанимировались подобные легенды и о Фанни Каплан.

В 50-х годах на Западе, особенно во Франции, Англии, США и Японии, все чаще стали появляться публикации о взглядах Султан-Галиева на мировую колониальную систему. Это было связано с расцветом «советологии» и ее преуспевающего тогда отпрыска – «кремленологии».

Имя Султан-Галиева по частоте упоминания по национальному вопросу шло на третьем месте после Ленина и Сталина. Именно тогда начали писать о нем, как об «отце революции в третьем мире».

У нас же он оставался наряду с Троцким, Зиновьевым и Каменевым, главным «жупелом» национализма. Любой пишущий по национальному вопросу - от аспиранта и до маститого академика - был просто обязан обругать главного смутьяна в национальном вопросе. Кто-то ограничивался обязательной дежурной фразой. Другие делали это с наслаждением. «Султангалиевоедство» становилось для отдельных лиц профессией.

Первые реальные «подвижки» в оценке дела Султан-Галиева начались в конце 80-х годов, с началом перестройки. С просьбой о пересмотре дела обратились в ЦК КПСС ученые, архивисты, писатели, деятели культуры. Их поддержал Татарский обком КПСС и его первый секретарь Минтимер Шаймиев.

В 1991 году Султан-Галиев полностью реабилитируется, и в ознаменование его 100-летия в 1992 году в Казани проводится международная конференция, посвященная его теоретическому наследию. Именем мятежного комиссара называется одна из площадей Казани, издаются его труды и принимается решение о сооружении памятника.

Булат СУЛТАНБЕКОВ
www.biografia-rt.ru

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
 
По теме
Прогноз погоды на 25 февраля для лениногорцев - Лениногорский район По сведениям Гидрометцентра РТ, утром и днем 25 февраля местами на территории  Республики Татарстан ожидаются: - сильный снег, мокрый снег, снежные заносы на дорогах - метель, гололед;

24.02.2020
Сегодня в Казани в здании Татарской филармонии состоялась траурная панихида по государственному советнику юстиции, бывшему прокурору Татарстана Кафилю Амирову - Бизнес Online Гражданская панихида по Кафилю Амирову собрала сотни человек. О «прокуроре-абые» «БИЗНЕС Online» рассказывают те, кто его знал Сегодня весь цвет политической и силовой элиты республики собрался,

24.02.2020
 
Информация по РКБ - Республиканская клиническая больница ​  Информация, распространяемая в социальных сетях, по закрытию РКБ не соответствует действительности и является фейковой.

24.02.2020
Рустам Минниханов побывал ночью в больнице, где разместили россиян с круизного лайнера - Бугульминская газета Президент Татарстана сообщил, что россиян, доставленных в Республиканскую инфекционную больницу Татарстана с лайнера Diamond Princess, обеспечат всем необходимым для прохождения карантина.

23.02.2020
МЧС информирует - Мензелинский район   ​ Неблагоприятные метеорологические явления: ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​24 февраля местами на территории​ Республики Татарстан ожидаются: - метель, гололед (в Казани ночью);

23.02.2020
 
«Динамо» заняло первое место в «регулярке» женской суперлиги - ТРК Татарстан-Новый век Казанские спортсменки в первом раунде плей-офф сыграют с «Ленинградкой» Женский волейбольный клуб «Динамо-Казань» занял первое место в регулярном чемпионата и первом раунде плей-офф сыграет с «Ленинградкой».

24.02.2020
 
Мастер-класс «Открытка папе» (6+) - Кукморский район В преддверии праздника Дня защитника Отечества 22 февраля в детской библиотеке  прошел мастер-класс «Открытка папе».

22.02.2020
 
Фото: пресс-служба МЧС Татарстана - Комсомольская правда Казань Пожар произошел в селе Урмышла в Лениногорском районе Татарстана [фото] Алина ГАБДУЛИНА Пожар на улице Нагорная в селе Урмышла, что в Лениногорском районе, вспыхнул вечером 23 февраля.

24.02.2020
 
«Ак Барс» − «Динамо» Минск. День матча - ХК Ак Барс Источник:  www.ak-bars.ru «Ак Барс» 23 февраля сыграет против минского «Динамо» − встреча пройдёт в «Татнефть Арене» и начнётся в 17:00 по московскому времени.

23.02.2020
 
Дмитрий Стефанович - Бизнес Online Военный эксперт о том, к каким военным конфликтам готовится Россия и как политики «паразитируют» на ядерном сдерживании «Надо понимать, что если произойдет ядерная эскалация, НАТО ни в коем случае не сдаст назад»,
Бизнес Online
24.02.2020
Фото: отдел пропаганды ГИБДД - Челнинские Известия Тело доставлено в морг 23 февраля, в 22.40, на проспекте Сююмбике, напротив дома № 81А, 45-летний водитель автомобиля Chevrolet Lacetti, двигаясь со стороны улицы Татарстан в сторону Автозаводского проспекта,
Челнинские Известия
24.02.2020
Пожар произошел в селе Урмышла в Лениногорском районе Татарстана [фото] Алина ГАБДУЛИНА Пожар на улице Нагорная в селе Урмышла, что в Лениногорском районе, вспыхнул вечером 23 февраля.
24.02.2020 Комсомольская правда Казань
Такое сообщение получили челнинские пожарные В диспетчерскую МЧС по телефону 112 накануне, в 12 часов, поступило сообщение: «Горит крыша кафе!»   Как выяснили «Челнинские известия»,
24.02.2020 Челнинские Известия
bugevuge - Комсомольская правда Казань Актеры прожили в браке девять лет Ольга ЛИБГАРДТ Известие о разводе одной из самых красивых пар российского кино Павла Прилучного и Агаты Муцениеце стало неприятным сюрпризом как для коллег актеров, так и для их поклонников.
Комсомольская правда Казань
24.02.2020
Оксана Есипова А вы знали, что жевательную резинку изобрели именно в Германии?
Елабужский музей-заповедник
24.02.2020
День защитника Отечества 1675 — в подмосковном селе Преображенском, в «комедийной хоромине» царя Алексея Михайловича показан первый в России хореографический спектакль – «Балет об Орфее».
23.02.2020 Газета Республика Татарстан
Участников поприветствовали мэр города Наиль Магдеев и народный артист Республики Татарстан Салават Фатхетдинов В Набережных Челнах прошли зимние трековые автомобильные гонки на «Кубок Салавата-2020».
24.02.2020 Челнинские Известия
Футболист "Рубина", по всей вероятности, выбыл до конца сезона Владимир КРУПСКИЙ Полузащитник "Рубина" Дмитрий Тарасов поведал о своем состоянии после полученной на тренировке травмы .
24.02.2020 Комсомольская правда Казань
Прогноз погоды на 25 февраля для лениногорцев - Лениногорский район По сведениям Гидрометцентра РТ, утром и днем 25 февраля местами на территории  Республики Татарстан ожидаются: - сильный снег, мокрый снег, снежные заносы на дорогах - метель, гололед;
Лениногорский район
24.02.2020
Сегодня в Казани в здании Татарской филармонии состоялась траурная панихида по государственному советнику юстиции, бывшему прокурору Татарстана Кафилю Амирову - Бизнес Online Гражданская панихида по Кафилю Амирову собрала сотни человек. О «прокуроре-абые» «БИЗНЕС Online» рассказывают те, кто его знал Сегодня весь цвет политической и силовой элиты республики собрался,
Бизнес Online
24.02.2020
Президент Татарстана сообщил, что россиян, доставленных в Республиканскую инфекционную больницу Татарстана с лайнера Diamond Princess, обеспечат всем необходимым для прохождения карантина.
23.02.2020 Бугульминская газета