«Победила эстетика, а не голые задницы»: арт за $9 миллионов и Tesla на каждом шагу в Гонконге

Дизайнер Сергей Насекин о крупнейшей выставке современного искусства и богатых китайцах

«Есть любопытная тенденция в  актуальном искусстве: относительно недорогие работы покупают молодые преуспевающие бизнесмены, считая, что вкладывают деньги в  искусство, которое дорожает. Если это вариант инвестиций, то  я  бы поспорил, потому что для этого нужно здорово разбираться в  арте»,  — рассуждает директор казанской дизайн-студии «Айбат» Сергей Насекин, который недавно вернулся с  международной выставки-ярмарки современного «коммерческого» арта в  Гонконге. Китай сейчас на  втором месте в  мире по  стоимости продаж на  арт-рынке. О  том, что привезли художники, самых дорогих картинах и  почему творцы сейчас не  хотят шокировать, Насекин рассказал в  своем блоге для «БИЗНЕС Online».

Многие ругают Гонконг за то, что он стал очень дорогим

Весной в этом году я побывал в Гонконге (если ехать на две недели, то виза не нужна). Летел 8 часов прямым рейсом из Москвы, билет стоил около 32 тыс. рублей на человека в одну сторону. В последний раз я приезжал в Гонконг лет 18 назад. Тогда мне город не понравился, он напоминал огромный супермаркет, в котором все продается, но нет никакой культуры. Собственно, город тогда называли культурной пустыней. Там работал всего один музей — скучный и пустой. Единственное, что меня тогда поразило, — гигантская очередь из китайцев в бутик Hermes за шейными платочками.

Многие ругают Гонконг за то, что он стал очень дорогим. Что ж, он действительно недешевый. Электрокары Tesla, что все-таки говорит об уровне жизни региона, там встречаются на дорогах почти так же, как у нас Volkswagen. Самое дорогое в Гонконге в плане жизни туриста — это гостиницы. Трехзвездочный отель на три ночи в центре города рядом с веткой метро, которая идет прямо до аэропорта, мне обошлись почти в 45 тыс. рублей (15 тысяч за ночь). Причем номер был крошечный (хотя достаточно большой по китайским меркам) — 18 кв. метров.

Что касается еды, все зависит от вашего кошелька. Например, в каком-нибудь вьетнамском ресторанчике можно поесть за 1 тыс. рублей (плюс-минус) на одного, но можно и найти роскошный ресторан с высоким чеком. В любом случае в Гонконге выбор есть всегда, причем вкусный и интересный. Кухня там, конечно, в основном азиатская — китайская, тайваньская, вьетнамская. Что касается блюд, то в принципе почти все их можно встретить в азиатских кафе Казани. Расплачивался я рублевой картой UnionPay Газпромбанка, она там работает вообще без проблем, либо наличкой. Я взял с собой евро и обменивал их на гонконгский доллар (принимают только их). Благо обменники есть там на каждом углу.

Собственно, в этот раз в Гонконге я мало что видел, так как пробыл здесь всего пару дней. Это была транзитная точка перед путешествием в Австралию, о чем я расскажу в следующей статье.

Как я попал на ярмарку современного искусства Art Basel

Тем не менее в Гонконге я попал на ярмарку современного искусства Art Basel («Арт Базель») — это действительно значимое и масштабное в мире искусства событие. Здесь участвовало 242 галереи из 40 стран (в прошлом году было 177 галерей из 32 государств)! В основном представляли свои экспонаты галереи из Китая, Японии, Индии, Кореи, Австралии, были и галереи из Соединенных Штатов, Европы, но существенно меньше. Экспонаты российских галерей я не встретил, но в самолете со мной летели наши галеристы и сотрудники журнала об искусстве The Newspaper Russia. Собственно, от них я узнал, что Art Basel завершается как раз в те дни, что я буду в Гонконге. Шанс упускать я не стал, купил билет, он стоил $70, и отправился на ярмарку.

Немного истории. Art Basel впервые прошел в 1970 году в швейцарском городе Базель, который находится на границе Германии и Франции. За эти годы проект разросся до четырех самостоятельных проектов в разных регионах мира, включая Гонконг, где он впервые прошел в 2013-м. Город стал главной выставочной площадкой для предметов искусства в Тихоокеанском регионе. Сегодня Art Basel в мире современного арта такая же знаковая торговая марка, бренд., как, скажем, крупнейшие в мире аукционные дома «Сотбис», «Кристис», где продают искусство.

В этом году в Гонконге ярмарка заняла два этажа (каждый размером примерно с футбольное поле) Гонконгского центра конференций и выставок в районе Ванчай. На первом этаже — актуальное современное искусство, на втором тоже актуальное современное искусство, но художников с громким именем, такой авангард ХХ века: Эгон Шиле, Марк Шагал, Каземир Малевич, Жан-Мишель Баския и др. Не считаю себя большим специалистом в современном искусстве, но так как я занимаюсь дизайном, экспозиционными пространствами, выставками, то хотя бы с этой точки зрения мне было интересно побывать на Art Basel, во-первых.

Во-вторых, мне любопытно разглядывать современное искусство и технологии, которые при его создании используются. Получается такое искусство на стыке различных областей — медиа, аудио, IT (как профессионал в области эксподизайна, я сам с этим часто работаю). Получаются интересные симбиозные вещи. В-третьих, Art Basel, подчеркну, это актуальное современное коммерческое искусство. Слово «коммерческое» здесь означает, что на него есть спрос, его покупают. Мне было интересно посмотреть, что сейчас показывают мировые галереи, потому что вот эти «продвинутые» перформансы и инсталляции, показываемые так часто на выставках, типа гор песка, между которыми болтается маятник или здоровенные полотна, залитые серо-красными пятнами, куча мусора по углам, огороженная дорожной лентой (я, конечно, утрирую), уже надоели. Признаюсь, на большинстве выставках современного арта я откровенно скучаю. Мне нужно всего 30 секунд, чтобы оглядеть зал и понять, что я вижу то же самое, что и везде. Забегая вперед, скажу, что свое любопытство на Art Basel я удовлетворил.

Экспонаты ярмарки на 90%, в общем-то, традиционные с точки зрения техники предметы искусства: живопись, скульптура, какие-то оптические вещи, медиаарт. Возле каждой работы висит аннотация, в которой указан автор, год создания и стоимость работы. Это в какой-то степени забавно, ведь часто обыватели, находясь в музее, хотят узнать, сколько стоит тот или иной предмет, а тут все сразу написано. Собственно, на то это и ярмарка, здесь экспонаты можно покупать. Стоимость работ начинается примерно от $10 тысяч. Самыми дорогами работами, проданными на Art Basel в этом году, стала картина голландца Виллема де Кунинга «Без названия III» (1968 год) — ее купили за $9 млн, и «Желание» (1978 год) Филипа Гастона — $8,5 миллиона.

Победила эстетика, а не голые задницы

На ярмарке было много работ декоративных, большие полотна с большими пятнами, но очень рукодельные, которые можно долго разглядывать. Много эстетских работ. От японских художников немало работ в стиле аниме, картин с куколками, героями этих аниме. Это масштабные произведения, проработанные, с флуоресцентными красками, скульптуры. Меня порадовало, что актуальное коммерческое искусство перестало быть вещью в самой себе. Оно не становится в позу, мол, я вот такое искусство. Нет, оно продаваемое, при этом выполняет свою основную функцию — дает эстетическое удовольствие. Эстетика победила! Я считаю, что, если ее в искусстве нет, это не искусство. Кроме того, коммерческий арт сегодня намного ближе к человеку, что ли. На Art Basel почти не было шокирующих сюжетов, чем тоже грешит современный арт. По-моему, художники сейчас не хотят шокировать потребителя, клиента.

Как я уже сказал, современное искусство часто бывает скучным, но это полбеды. Порой оно еще и претенциозное, помпезное, много о себе думающее, но по факту не представляющее из себя ни-че-го. Это ведь как про человека. Какое отношение у вас вызывает высокомерный, надменный персонаж, при этом скучный до невыносимости? Как минимум, не хочется с ним общаться. Так же с искусством, поэтому работы современных художников часто стоят в пустых залах. А есть коммерческое искусство яркое, броское, зачастую о себе кричащее, даже вопиющее. Но вопиющее на за счет того, что показывает голую задницу, а за счет необычных решений — композиционных и логических. Самое интересное, когда непонятно, как сделан экспонат. Мне это нравится. Если вещь произвела на тебя впечатление, в ней есть какой-то смысл, а еще и непонятно, как она сделана, — комбо! Да, большие художники могут сказать, что коммерция в искусстве — это продажа самого себя, это ненастоящее, но что тут плохого?

Возможно, где-то это коммерческое искусство гламурное, но в меру. Такие работы, кстати, здорово смотрелись бы в холле офисов, как яркое пятно, на которое бы посетители, сидя в ожидании приема, залипали. Есть, кстати, любопытная тенденция в актуальном искусстве: относительно недорогие работы покупают молодые преуспевающие бизнесмены, считая, что вкладывают деньги в искусство, которое дорожает. Если это вариант инвестиций, то я бы поспорил, потому что для этого нужно здорово разбираться в арте. Вторая тенденция — вкладываться в своих авторов. То есть богатые китайцы предпочитают покупать работы китайских художников. Да, они покупают какого-нибудь Стивена Херста ( британский художник и коллекционер прим. ред. ), но поддерживают искусство своей страны.

Это показывают даже цифры. За прошлый год продажи мирового арт-рынка оценили почти в $68 млрд, т. е. на эту сумму проданы предметы искусства в 2023-м. На первом месте по продажам галереи США — они продали арт на $28,5 млрд (42%), на втором — Китай, который продал предметы искусства на $11,5 млрд (17%). Такой интерес китайским художникам возник еще потому, на мой взгляд, что в Гонконге нет налога на искусство. Во многих странах, покупая произведение, ты отдельно платишь налог либо он включен в стоимость экспоната, и цена за него будет высокой.

Сергей Насекин

Фото: Сергей Насекин
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

Новости соседних регионов по теме:

Каким видят Архангельск наши современные художники, как они представляют себе его прошлое – все это вы сможете узнать на художественной выставке «Город, в котором живу»,
02:33 15.06.2024 Бизнес-класс Архангельск - Архангельск
 
По теме
В картинной галерее открылась выставка «45 лет МЕТА-3». В экспозиции представлены более 80 живописных и графических произведений художников студии «МЕТА-3» из фондов Картинной галереи и частных коллекций.
С 18 июля по 8 сентября в залах Присутственных мест Казанского кремля можно будет посетить выставку, подготовленную сотрудниками московского Бахрушинского театрального музея — «Пушкин и театр».
Людмила Пахомова Хотите ощутить дух степи? Тогда вам стоит заглянуть на выставку в Музей современного этноискусства Елабужского государственного музея-заповедника.